Четверг, 24.10.2019, 02:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Подпишитесь!
Наш опрос
Как Вам PDF версия нашего издания?
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2016 » Сентябрь » 7 » СОВРЕМЕННЫЙ НАСЛЕДНИК ТРАДИЦИЙ БРЮЛЛОВЫХ В СЕВЕРНОЙ СТОЛИЦЕ или история четырёх портретов
16:29
СОВРЕМЕННЫЙ НАСЛЕДНИК ТРАДИЦИЙ БРЮЛЛОВЫХ В СЕВЕРНОЙ СТОЛИЦЕ или история четырёх портретов

https://pp.vk.me/c636824/v636824945/17868/4JR37m53_us.jpg

На однообразном горизонте современных модернистских притязаний, когда «современное» искусство отождествляется с критериями абтракционизма либо пост сюрриализма, мы можем выделить имя нашего современника, который унаследовал не только творческий стиль Карла Брюллова, а всей этой знаменитой артистической семьи.

О ком идёт речь? 

Вначале коротко остановимся на происхождении этой знаменитой фамилии. Георг Брюлло, как утверждали ранее историки, приехал в нашу страну из Германии, но имея французское происхождение, а на самом деле это было совсем не так. Фамилия, звучавшая потом, как Брюллов, с ударением на последнем слоге, изначально произносилась с ударением на первом слоге.

Так что же означала эта фамилия? Историей семьи Брюлловых многие годы занимался известный учёный в области лингволаконики – Георгий Фёдорович Ершов, исколесив и Францию, и Италию, исследовав происхождение фамилии легендарного героя Ромэна Роллана, который так полюбился читателям во всём мире. Это носитель традиций резьбы по дереву – Кола Брюньон. Брюньон дословно означает – «сочный плод». Так на Родине Брюньона называли гибрид абрикоса и персика. О мастерстве Брюньона заговорил в этом году Павел Георгиевич Ершов, заинтересовавшись работами коллег из Молдавии (см. ст. в «ППР» о художниках из Солнечного края: «ТВОРЧЕСКИЙ ВЫБОР ВЯЧЕСЛАВА ЧЕБОТАРЯ»). Так случилось, что, посетив как-то в Доме учёных Семинар, который вёл Константин Кимович Хатанзейский – Председатель Землячества Ненецкого Автономного округа в Санкт-Петербурге «Нятва» (Дружба), он решил пригласить в Северную Столицу давнего друга своего отца – писателя-этнографа Леонида Сергеевича Сунгоркина из Хабаровска. Так случается, что одно слово – Нятва стало цепочкой в языковой аналогии, чем Павел привык заниматься с детства. Достаточно вспомнить наши слова – битва, жатва, паства, молитва, а язык – система очень рациональная и здесь не бывает ни одного промежуточного звука. Итак? Павел, с детства изучая французский, полюбил резчика по дереву Кола Брюньона, тем более что дома стоял старинный буфет, столь напоминающий лучшие произведения французского мастера.

Так почему же Ненецкие традиции фольклористики отозвались в душе Павла Георгиевича самыми заветными струнами, и какое отношение к этому имеет семья Брюлловых? А вот какое. Георгий Ершов, будучи выпускником ин.яза (Института Иностранных языков), вдруг неожиданно для своих бывших сокурсников, отказавшись от блестящей карьеры дипломата во Франции, вдруг попросил его назначить учителем немецкого языка… Куда? В Ненецкий край! Для чего он это сделал? Впрочем, как нам сегодня стало известно, «неожиданным», включая и самых близких родственников, это назначение было для окружающих. И хотя Георгий шутил, что «я буду преподавать немецкий язык ненецким детям», но на самом деле ему нужно было «в свободное от занятий в школе время» провести одно тщательное и серьёзное лингвистическое исследование. Вот для обсуждения результатов того, теперь уже давнего исследования, и приезжал в этом году в Город на Неве Леонид Сунгоркин.

ajnj

Так получается, что сегодня искусство напрямую связано не только с историей, но и с политикой. Когда сегодня Президент РФ заговорил о том, что японцы в 1956 году отказались подписывать Мирный договор между СССР и Японией, то он, как профессиональный разведчик, не раскрыл всех линвистических тонкостей тогдашнего договора. А к этим тонкостям относились Устные договорённости, от которых семейство японского императора просто-таки схватилось за голову. Речь шла о том, что Академия Наук СССР готова провести тщательные археологические раскопки на территории Японии, что ещё предполагалось сделать Россией согласно Договору от 1855 года, на который так любит ссылаться сегодня сторона японского реваншизма. Почему японцы так испугались совместных археологических исследований? Которые десятки лет спустя японцы решили-таки провести в одиночку? Потому что тогда раскрылась бы неприглядная закулисная возня сына немецкой баронессы, который, мечтая схватить себе высокий Княжеский титул, будучи откровенным ничтожеством, пошёл на сделки с совестью (которой у него, очевидно, никогда не было), последовательно «сдавая» и Крым в угоду аппетитам Османской империи, и Русскую Америку…

Сегодня этнографы пытаются навязать своё сомнительное мнение о том, что Племя индейцев – «Брюле» (название племени) произошло от французского слова «брюле», то есть «обгоревший». Такое зыбкое толкование строится на том, что когда-то предки этого племени были захвачены в плен колонизаторами, когда их селения подожгли, и вот, спасшиеся «с обгорелыми пятками» смогли убежать, но получили такое прозвание от французских пришельцев. Тогда ещё, слушая в юности этот достаточно нелепый рассказ, Георгий Ершов в это не поверил. Более того, изучая миграционные потоки лингвистических извилистых путей, он знал, что название французского кафе – «бистро» трудно угадать в коротком требовании наших казаков, посетивших Париж и с порога заявлявших – «Быстр-ррро!"», требуя к себе должного почтения…

Как мы знаем, «смелые» донесения колонизаторов порой достигали высоких кабинетов Метрополии, изменив реальную ситуацию с полным искажением существующих фактов. Это индейцы могли умело поджечь палатки и временные домики незадачливых колонизаторов, посылая им Огненную стрелу. По-нанайски лук со стрелой называется – «Бури».

Так где же и когда, при каких обстоятельствах возникла изначально фамилия Брюлло? Посетив Дальний Восток, встретившись там с Леонидом Сунгоркиным, Георгий Фёдорович записал в своей записной книжке:

  

«Находить – биури, банялаори – благодарить, давать – бувури, делить – обалаори, добрый – улэн, жить – биури».

 

Здесь он делает пометку, заметив, что понятие – «жить» и «находить» по-нанайски звучит одинаково – «биури».

Остановимся на минутку и вернёмся к тем открытиям, которые делал Павел Георгиевич, разбирая архивы отца. Нанайское – «биури» и русское – «бери» достаточно схожи и по звучанию, и по смыслу. Для нанайцев, занимавшихся оленеводством, рыболовством и рыбовдством, слова – «найти» - новые пастбища, рыбные угодья, означало и «выжить». А ведь народы нашей страны занимались не только охотой и «звероловством», как говорили в 17 веке, но и звероводством, организовывая Охотничьи угодья, или, как сейчас принято говорить – Национальные Экологические парки.

В разговоре Павел любил говорить:

 

- Почему слово бриллианты в криминальной среде называют «брюлики»?

 

При этом не надо забывать, что сеть исправительных учреждений в нашей стране находилась главным образом в Сибирском Крае, где местные диалекты имели внушительное влияние.

Языковые аналогии зачастую претерпевают звуковые изменения, оставаясь с тождественной смысловой нагрузкой – фатер (в немецком), патер (во французском), батя (в русском), а значение – отец, руководитель.   

Вернёмся к имени произведения Р. Роллана – Кола. Что это напоминает? По-нанайски осень звучит – «боло». В русском языке мы имеем слово болото, которое характеризуется наличием мхов, то есть – увядших растений, застывших в своём развитии растений, которые и составляют опасность путешествия по болотистой местности. Так кем же были представители семьи Брюлловых, столь властно завоевавших художественное пространство Северной Столицы? Были ли они эмигрантами? Или всё-таки репатриантами? Которые смогли вернуться всё-таки в родные края, но изменив фамилию? Мы ещё вернёмся к обсуждению этих исторических реалий, а сейчас поговорим о тех четырёх портретах.

Кто на них изображён? И почему из тысячи картин, более сотни скульптур, созданных нашим Великим современником, мы выбираем именно этих четыре портрета? Когда они создавались? Наконец, наверное, настало время назвать и имя мастера?

Наверное, многие догадались, что речь идёт о Вячеславе Павловиче Чеботаре! Именно о нём заговорили на Встрече с историком (и давним другом Чеботаря) Михаиллом Григорьевичем Талалаем, посвящённом Амальфи. Именно на этом Памятном вечере речь снова зашла о творчестве Вячеслава Чеботаря, который может стать символом дружбы между Италией и Россией. Было предложено установить узы побратимства между Амальфи и Кронштадтом.

Не надо забывать, что основной реликвией этого старинного города в Италии является Храм Андрея Первозванного, а Вячеслав Чеботарь посвятил многие годы своей жизни воплощению образа Агдрея Первозванного в замечательные скульптурные произведения. Известный краевед Кронштадта – Владимир Иванович Киселёв добивался установления статуи Андрея Первозванного в Морской Столице России. Этого же хотел и надеется на воплощение своих замыслов в жизнь и Леонид Сунгоркин. Амальфи может через Кронштадт восстановить дружеские связи и с Дальним Востоком, навестив в Хабаровске театр «Бури»…

И в этом театре обязательно будет спектакль, который расскажет историю семьи Брюлловых – мореходов и поэтов, и Вячеслава Чеботаря, создавшего в юности целую галерею образов, отправившись в длительную творческую командировку по Байкало-Амурской магистрали.  Так сложилось, что, родившись в Молдавии, где он с золотой медалью окончил Художественную школу, Вячеслав оказался в Городе на Неве, затем, словно исследуя пути исканий семьи Брюлловых, он отправляется на Дальний Восток. А затем? А затем творческая стезя уводит его к Победам на Международных художественных конкурсах в Италию, Германию… Когда Вячеслав Чеботарь создавал свои бессмертные полотна в Храме Гроба Господня в Иерусалиме, то французский дипломат принял его за французского художника и Вячеслав Павлович заговорил с ним по-французски…

Сегодня японский ревашизм пытается в очередной раз разыграть территориальную карту, затеяв политические интриги. России совершенно не интересно ссориться с США. Мы не намерены предъявлять каких-либо претензий США по Аляске, потому что нам важнее восстановление тех дружеских исторических (и родственных) связей, которые веками формировались между населением Аляски и Дальнего Востока, когда на лодках – байдах перемещались жители двух континентов, осваивая природные пространства…

Линвистам ещё предстоит выяснить лингвистические потоки. Многим известен такой одиозный персонаж, как мадам Бовари. Но вряд ли любой литературовед безошибочно скажет, а какова история фамилии Бовари?  А вот Павел Ершов попытался найти ответ на этот вопрос: по-нанайски «платить» звучит – «дихава бувури». Нам известно слово – «бивуар», которое считается французским, но насколько оно французское ещё предстоит выяснить учёным.

В русском языке слово «лук» означает одновременно и оружие (или спортивный инвентарь) и растение. А вот по-нанайски это звучит по-разному. Лук, например, охотничий (со стрелой) произносится «бури» – лук с натянутой стрелой, а вот растение лук – это «элу».

Лук в качестве лекарственного растения использовался на Дальнем Востоке издавна, поэтому слово любить звучит – «элэсиуре». Слово «элу» (целебное растение) стало воплощать и слово – «любить». Потому что любить по Нанайским обычаям, это, прежде всего, ЗАБОТИТЬСЯ.  Нам вспоминается такой эпизод… Когда Леонид Сергеевич был в Питере, то набегавшись по различным мероприятиям, многоэтажным особнякам, он почувствовал, что «сердце засбоило», да это и понятно, ведь вечером, а, вернее до поздней ночи, у него были сеансы, если можно сказать, «позирования», когда Вячеслав Павлович создавал свои шедевры, а писатель-этнограф делился своими фольклорными исследованиями…

И вот нам запомнилось, что он позвонил своей супруге с такими словами:

 

- Вера, ну ты у меня знаток в медицине, что мне купить в аптеке, чтобы быстро прийти в норму?

 

Она ему дала ряд напутствий, Леонид Сергеевич безропотно последовал в аптеку. А ведь по специальности Вера филолог, но она отлично освоила такую важную профессию – профессию жены, где забота о здоровье мужа становится главной её специальностью…

Давайте поразмышляем на такую тему. А хорошо ли мы знаем историю наших обычных слов? Например, по-нанайски «бэюн» - это зверь. Что это напоминает – баюкать, убаюкать. Учёные доказали, что крик грудного ребёнка можно сравнить по децебеллам с работой мощной бензопилы. Значит, успокоить малыша, используя песню так же сложно, как укротить дикого зверя? Сравним нанайское слово «гэлэури» (искать) с известным словом – «глория» (слава), а ведь славу тоже нужно суметь отыскать. Приведём ещё несколько аналогий. По-нанайски каша звучит «лала», вспомним, что мы маленького ребёнка называем лялька. Но не надо забывать, что на Востоке алмазы, рубины называют – лал. А это означает, что еда ценилась на вес золота в древности, а, может быть и дороже.  По-нанайски кит – калима. В древних восточных языках есть слова Халиф, Халим, Калым, а в нашем языке есть понятие – подхалим. Понятно, что подхалим старается примкнуть к более сильной стороне. По-нанайски красить – ниулэури, вспомним, что элу – это лук, а отсюда и слово любить. Значит красить, то есть украшать, это приносить любовь.

Однажды Павел в беседе с нами сказал:

 

- Ребята, а как вы думаете, знает ли господин Эрдоган происходение своей фамилии?

 

Мы знали, что Павел уже заранее приготовил остроумный ответ. Так и оказалось, эрдэнге – любопытный на нанайском языке. Но любопытный с древних времён не считалось хорошим качеством, так называли тех, кто любит лично руководить процессом пытки пленных. Сегодняшнее желание Президента Турции – Эрдогана возродить смертную казнь в стране очень подходит к изначальному смыслу его фамилии…

И всё-таки, что же означает фамилия семейства Брюлловых, которые прибыли в Северную Столицу под именем Брюлло? Если мы сложим два слова «лук» - Бури и элу, то мы получим сочетание Буриэлу. Мы знаем, как в нашем языке часто бывает чередование гласных «брать» - «берём». Такая же метаморфоза произошла и здесь…

Поговорим немного о событиях нашей Новейшей истории. Как известно, Завод Ломоносова, включая и знаменитый Музей завода стал самой первой жертвой приватизации. Почему? Многие годы директором Музея была Татьяна Ивановна Киселёва, которая была связана самой верной Блокадной дружбой с Георгием Фёдоровичем…

Что нам известно из официальных источников? В книге А. Н. Савинова можно прочитать:

 

«Семья Брюлловых происходила из Франции, некоторое время жила в Германии. В 1773 году приехал в Петербург Георг Брюлло, прадед художника. Он и его сын Иван работали на фарфоровом заводе. Внук, Павел Иванович Брюлло, академик скульптуры орнаментальной, видел, как становились художниками его сыновья – четвёртое поколение семьи, НАШЕДШЕЙ Родину в России: Фёдор – живописец, Александр – архитектор и портретист, знаменитый Карл и талантливый рано умерший Иван».

 

Конечно, в таких «исследованиях» много явных нестыковок и несообразностей. Приведём такой пример:

 

«Карл ежедневно рисовал дома, полностью выполняя урок, заданный требовательным отцом. В Академии он «отличался своим талантом» и вскоре начал помогать сотоварищам: по ночам он исправлял их рисунки, получая за это булку с ИКРОЙ или МЁДОМ».

 

А теперь вспомним предприимчивого Павла Чичикова. Чем он занимался в годы обучения? Скупал по недорогой цене черствые булки, а когда у товарищей заканчивались к концу месяца деньги и еда, то он им в кредит, с наценкой продавал эти булки, начиная скапливать свой школьный капитал. Здесь же биографы Карла Брюллова явно грешат непоследовательностью, по принципу, слышали звон, да не знают, где он. Почему он должен был «помогать по ночам»? Ведь освещение (сальные и восковые свечи) были дороже «булки». Причём, почему здесь говорится о булке с икрой или мёдом? Если мы изучим традиции немецкой (очень расчётливой) кухни, то мы не обнаружим там такого инградиента, как икра. Это если считать, что семья «приехала из Германии». В меню Франции мы с трудом отыщем и икру, и мёд. Поразмышляем на эту тему.

В своих воспоминаниях нынешний Советник Президента РФ по вопросам интернета – Герман Клименко отмечает, что утешился назначением его на Дальний Восток, когда его будущие сослуживцы открыли перед ним холодильник и предложили в качестве закуски красную икру…  Отсюда становится ясным, что семью Брюлловых связывают надёжные Морские традиции. Обращает на себя внимание и другая деталь. «Почему-то» известные в Северной Столице архитекторы не создали своих архитектурных семей, Джакомо Кваренги, Карло Росси и многие другие так и остались кустарями-одиночками, не создав династий. В то же время существовали семьи крепостных мастеров – Аргуновых, Батовых, которые, собственно, и были авторами многих шедевров, когда заезжие маэстро ставили только визу…

Брюлловы, сохраняя свой артельный принцип художественных заказов, смогли придумать себе иное имя (которое и могло сложиться и закрепиться ними в период странствий), спрятавшись за иностранную историю, учитывая, что в России тогда были условия иностранного апартеида…

Интересно, что учёный-геронтолог Борис Петрович Бельграй, родившись в Молдавии, долгие годы изучал Молдавский след в творчестве семьи Брюлловых, а он, бесспорно, был. И выражается это в том, что в пластику хужожественных изделий Фарфорового завода был перенесён пастельный колорит пейзажей, который свойственен коврам ручной работы молдавских мастеров. Характерно, что и скульптурные произведения Фарфорового завода в Городе на Неве носят черты не мягкой закруглённости европейских фарфоровых заводов, а прорисовку глубокорельефной резьбы по дереву, чем славятся умельцы в Молдавии.

Вот и творчеству Вячеслава Павловича присущи черты почти виртуозности хирурга, умело владеющего скальпелем. А теперь поговорим о загадочных четырёх портретах. Все они посвящены Леониду Сунгоркину, но как они отличаются. Отчего так происходит? Мы помним, что художественный сеанс происходил, когда Леонид делился фольклором. В зависимости от настроения того или иного произведения эпоса, менялся тон рассказчика. И эти-то перемены и смог уловить Вячеслав Чеботарь.

Для многих искусствоведов до сих пор остаётся загадкой, КАК удалось Карлу Брюллову создавать рисунок, пользуясь мельчайшими оттенками световой палитры? Секрет заключается в том, что он с детства овладел Искусством пряника – ручного (лепного), резного и печатного. Сегодня историки считают, что Карл Брюллов «собирал дань» со своих товарищей по Академии, требуя от них в оплату своей помощи – булок. Нет, это было не так. Он приносил домашнее тесто, показывая товарищам все возможности пластического искусства. Но сделать это можно было только (в условиях пристального немецкого контроля в Академии), когда уходили строгие профессоры из учебного заведения. Лепить-то можно практически вслепую, пользуясь отсветом от печки. А утром, чтобы придирчивые преподаватели не узнали о Тайных вечерях, куски теста запекались в печке и съедались, не оставляя следов «обучения». Ведь от учеников требовалась «холодная манера» и в лепке, и в рисунке…

Так случилось, что, путешествуя по разным странам, это семейство оставляло островки Духовной культуры, они были носителями традиций, обогащая наследие тех или иных регионов.  Вот и Вячеслав Чеботарь, оставаясь носителем традиций семьи Брюлловых, не перестаёт удивлять современников многоплановостью своих замыслов, Генилальностью творческого воплощения. Многие пытались сравнивать его стиль с Эль Греко, ранними импрессионистами, Филоновым… Наверное, правильнее будет остановиться на творческом кредо семьи Брюлловых, потому что Чеботарь сумел соединить в себе талант архитектора, скульптора, живописца… Об этом мы поговорим ещё подробно в следующий раз.

 

Принцев Николай,

Ершов Александр,

Бруханский Гордей

Просмотров: 241 | Добавил: Лозовский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • газета: Поддержка Президентских реформ 

    (Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданное: управлением Федеральной
    службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

     по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПИ№ТУ78-01288 от 13 февраля 2013г.)

    Яндекс.Метрика