Понедельник, 21.10.2019, 01:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Подпишитесь!
Наш опрос
Как Вам PDF версия нашего издания?
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2016 » Октябрь » 15 » ЗАПОЗДАЛЫЕ ПОСИДЕЛКИ ЖУРНАЛИСТСКИХ «КОНКУРСОВ» или как журналисты могут предотвратить синдром кинофильма «Догвиль» в НКО?
11:19
ЗАПОЗДАЛЫЕ ПОСИДЕЛКИ ЖУРНАЛИСТСКИХ «КОНКУРСОВ» или как журналисты могут предотвратить синдром кинофильма «Догвиль» в НКО?

фото

Вчера в культурной жизни Северной Столице произошло два достаточно интересных события. Первое, к которому сотрудники «ППР» готовились заранее, это киновечер, который затянулся с 19 часов до полуночи, а Второе? А второе «событие», по идее, должно было бы стать Первым, если перейти на нормальное времяисчисление? Если? Если бы наша отечественная журналистика не страдала бы таким хроническим заболеванием, как анахронизмом…

Вспоминается фраза из Контрольной для журналистов из Диктанта профессора Леонида Ершова, который на первой своей лекции для будущих журналистов предлагал им записать следующую фразу, начинавшуюся так:

 

«Постановка темы в фельетоне может выглядеть анахронизмом и даже приведёт автора к катастрофе, если он будет использовать в своих репортажах такие редкостные темы, как «Раненный в Русско-турецкой войне солдат», «Кулинарные возможности Агриппины Савичны» и т.д.»

 

Почему вспоминается традиция остроумного профессора университета Города на Неве? Потому что он добивался, чтобы будущие журналисты не теряли чувства реальности и, конечно, чувства юмора. С первых же минут его лекции устанавливалась доверительная атмосфера в аудитории…

Итак, о КАКОМ же событии 14 октября могла идти речь? В этот день, с самого утра должен был быть объявлен результат одного журналистского конкурса. Но с самого утра, как в дешёвом карточном пасьянсе или «заигранной» компьютерной игре, кнопка «шорт лист» не открывалась. Раздавался щёлчок, который возвращал пользователя компьютера к изначальной картинке. Что это? Компьютерное мошенничество? Неумелая шутка над коллегами-журналистами? Сразу оговоримся, что об этих «загадочных нюансах» мы узнали от наших коллег из других регионов… Почему из других регионов? Потому что сами мы в эти «заигранные игры» играть отказались! Отчего же? Как в детстве говорила наш сегодняшний литературный редактор:

 

- Тлата влемени!

 

В детстве она не выговаривала букву «Р». И тогда-то её родители стали усиленно с ней заниматься изучением французского языка, где гроссирующая «р» легко вывела на параметры произношения в русском языке. Впрочем, потом ей родители поручили ознакомиться и с немецким, где швабский акцент позволил отточить тот же звук «р». Но читатели вправе спросить, а причём здесь швабский акцент? А при том, что, частенько сопровождая отца в его зарубежных исследовательских поездках, я не мог не заметить, что у тех же немцев нам иногда есть чему поучиться… Например, сто раз высмеянной нашими классиками, педантичности. Журналистика и педантичность? Совместимы ли эти понятия? И да, и нет!

Поскольку каждый сотрудник «ППР» имеет свою достаточно хорошо освоенную им научную тематику, что относится и ко мне (выступления с Научными докладами в Мюнхене по теме «Юстировка оси лазера объектива спутника»), то не трудно понять, что хотя в наших СМИ достаточно упорно муссируется тема «кризиса», а и без космического мониторинга можно заметить, что те мириады нескончаемых грузовых составов, содрогающие перенатруженные железные дороги, перенасыщенные дорогими иномарками автотрассы мало солидаризуются с кризисными явлениями… Так существует ли в России кризис? А если таковой имеется, то в какой сфере? Наверное, правильнее было бы констатировать, что существует, несомненно, ОСТРЫЙ кризис в журналистской сфере. Об этом можно было бы поговорить подробнее, но катализ этого процесса сконцентрирован в том, КАК проводятся журналистские «конкурсы»? И можно ли считать КОНКУРСОМ, когда на каждой стадии можно наблюдать, скажем там, «определённые несоответствия».

Так результаты какого конкурса должны были быть оглашены, хотя бы на уровне шорт листа 14 октября? Наконец, кто «регламентировал» этот «конкурс»? Не будем называть так называемых организаторов, чтобы не создавать им излишней популярности. Сами они себя преподносят в качестве «ведущей» НКО в РФ! Во всяком случае они стали грантооператорами, что позволяет им «оперировать» изрядными финансовыми средствами, которые они и распределяют… Причём? Причём подразумевается, что награждены будут «самые талантливые». Что можно сказать по данному поводу?

Здесь я, наверное, присоединюсь к мнению Владимира Владимировича… Потому что мэтра отечественной журналистики – В.В. Познера слушать всегда интересно. И Познер однажды сказал, что НЕВОЗМОЖНО приравнять блогера и журналиста! И объяснил он это тем, что журналист ОБЯЗАН нести ответственность за распространяемую им информацию, а блогер такой ответственности, увы, не несёт. Но об этом, о «качестве» рассматриваемых «работ» мы поговорим чуть позже. Вначале проанализируем «техническую» сторону данного конкурса, которая захромала на обе ноги! Как мы указывали, утром раздавались только щелчки… Мы вернулись с кинопоказа, закончившимся бурным обсуждением, после полуночи. На экране компьютера светилась фраза – «информация по шорт-листу будет оглашена 18 октября». Вот так! Устроители себе «подарили» ещё четыре дня! Зачем? Почему? Появилось и такое сообщение, что работ было прислано более полутора тысячи, а нужно отобрать только 45, поэтому у экспертов возникли сложности. А у экспертов было и до этого две недели… То есть? Там были и социальные разделы, поговорим о журналистском отсеке, куда было подано 147 заявок. Проведём несложные математические расчёты:

 

147:14=10 работ

 

Всего в день нужно было прочитать 10 работ! Это при том условии, что экспертом в области журналистики был один человек. Но? У нас даже в ГД РФ в этом созыве столько журналистов, которые любят обычно участвовать в нескончаемых медиа форумах. Можно было привлечь их к оценке работ в данном конкурсе? Да, можно было бы. Причём, на мой взгляд, было бы целесообразно (без указания фамилий участников) давать такие работы для ознакомления журналистам разных политических предпочтений. Не будем забывать, что у нас за бортом политических побед 2016 года остались Лера Кудрявцева, Ирина Хакамада, которые имеют достаточно острый взгляд и могли бы сказать своё веское слово. Во всяком случае, был хотя бы намёк на подобие объективности. Теперь поговорим об этих «добавленных» для просмотра днях. Можно ли рассчитывать на объективность Жюри (слово «жюри» - это французское произношение – «юри», то есть юридическое), которое меняет «правила» в процессе проведения «конкурса»?

Теперь поговорим о такой категории, как – «время». У журналиста предполагается «ненормированный» рабочий день. Но если день всё-таки будет нормированным, какова его продолжительность? Регламент подразумевает 8 часов, то есть 480 минут! А теперь? А теперь проведём несложные подсчёты:

 

480 минут:10 работ=48 минут

 

Получается, что на каждую работу можно было потратить 48 минут. Вообще-то, журналисту, имеющему большой опыт, за 40 минут легко можно понять, ИНТЕРЕСНА ему работа или нет?

Повторимся, такая «нагрузка» подразумевает, что кто-то один, неведомый никому волшебник будет разбирать ВСЕ работы. Вспоминаются бессмертные строки А.С. Пушкина:

 

Там царь Кощей над златом чахнет…

 

Почему сравнивать я решил так называемый конкурс и просмотр фильма «Догвиль»? Что объединяет эти два «действа». И в этом и другом случае у руля стоят НКО. Насколько это оправданно? Мы видим, что в Москве НКО беззастенчиво меняет условия конкурса. Наивно было бы не понять, с КАКОЙ целью это делается? Да и сами организаторы дают ответ «нам НЕПРОСТО выделить».  Что можно найти ещё общего? Мы видим ДИКТАТ. Считается, что НКО должна быть более «внимательной», чем любой чиновник, а на деле? Почему, вообще, сотрудники «ППР» остались на обсуждении скучнейшего и глупейшего фильма? По трём причинам:

Во-первых, нам было интересно услышать мнение зрителей.

Во-вторых, нам хотелось убедиться в том, насколько ведущий (представитель НКО) будет необъективен в самой процедуре проведения обсуждения.

В-третьих, в этих фронтовых условиях попытаться донести до зрителей свою точку зрения.

 

Удалось ли нам решить поставленные задачи? Более чем! Хотя ведущий пытался давать слово своим, заранее подготовленным ораторам, но мы своими снайперскими комментариями всё-таки смогли зрительский массив перекантовать в нужном, на наш взгляд, идеологическом русле, а именно, что режиссёр являлся пропагандистом не просто криминального сознания, а сугубо фашистских взглядов. Главная героиня «Догвиля», которая вела весьма предосудительный образ жизни с точки зрения провинциального городка (меняла почти ежедневно сексуальных партнёров), получила «страшное» наказание. Ворвашиеся в её жилище разгневанные женщины разбили фарфоровые статуэтки, которые она приобрела в местном магазинчике и которые, по словам самой героини, были дешёвыми и безвкусными.

Будучи дочерью известного гангстера, когда приехал в Догвиль её «спаситель» - её собственный папаша, то она предлагает всех жителей расстрелять, включая и детей, потому что она многодетной матери отомстила за разбитые статуэтки. Причём героиня забывает, что разбитые статуэтки были наказанием за её беспутство, потому что клиентом её был и многодетный отец – муж женщины, решившей разбить в жилище героини эти статуэтки.

Немного об актрисе фильма, которая начала свою артистическую карьеру с четырёх лет в Австралии. Понятно, что актриса играла саму себя, правда, по сюжету она была «юной девушкой», нужно отдать должное, что грим и пластика творят настоящие чудеса. Актриса в свои 36 лет смотрелась на возраст, не более 27 лет. Она собственноручно убивает выстрелом в голову своего жениха Тома. Ведущий киновечера считал, что героиня – Ангел! Она отомстила жителям за то, что они ей оказывали «мало уважения».

Вернёмся к научной терминологии, как справедливо утверждает профессор Н.В. Зелевский:

 

«Всё начинается с терминологии».

 

Сегодня в РФ даже госпожа Скворцова Вероника Игоревна (Минздрав РФ) возлагает «большие надежды» на НКО в теле медицине. Она это предполагает так: приходит больной к представителю НКО на дом. Тот включает компьютер, соединяется по электронной связи с каким-то медицинским светилой. Светила спрашивает энкаошника о симптомах, которые ему рассказал больной. Светила даёт совет, пациент «идёт выполнять». Наверное, предполагается, что аптека будет у другого энкаошника. Но не надо забывать, что «стиль НКО», скопированный от запада, в Россию пришёл с искажённой своей сущностью! Там НКО – означает, а вернее, НГО, означает не государственные общественные организации, у нас «упростили», обозначив – «некоммерческие», хотя, фактически, такие «общественники» занимаются жёсткой коммерциализацией. Только товаром у них являются «новые социальные ценности». Например, просмотрели фильм, дали слово ТОЛЬКО своим ораторам, продали зрителям новое социальное клише, что «убивать детей – это хорошо». Ведь мораль фильма – «сделать мир лучше». Ведущий пытался навязать, что «жители заслужили такого отношения к себе».

В фильме несколько раз фигурировали сотрудники полиции, но всякий раз, когда они приезжали в город, жители предпочитали скрывать то, что в их городе проживает дочь гангстера. Почему они так делали? Потому что эта представительница мафиозного клана, изначально появившись в этом городке, внушила им, что она – Жертва, за ней гонятся гангстеры, которые убили её отца, а теперь хотят уничтожить и её, как свидетельницу… Эта очевидная ложь героини ведущего не смущала.

Этот фильм являлся уникальным тем, что актриса практически играла саму себя. До того, как она стала играть в этом фильме (если верить википедии) она уже сменила целую череду партнёров всех возрастов и профессий, не имея при этом собственных детей. Правда, всё это я выяснил позже, потому что предпочитаю смотреть фильмы на таких показах «с чистого листа», не имея до этого ни малейшего понятия ни об актрисе, ни о фильме.  Но отношение к детям, как к фарфоровым статуэткам просто ошеломило. Как выяснилось, уже после этого фильма, актриса вышла в очередной раз замуж и имела двух детей, но от суррогатных матерей, что, на мой взгляд, не одно и тоже.

Так не являются ли и проводимые НКО журналистские конкурсы с изрядным налётом суррогатности? Ведь, формально называясь, «не коммерческими», эти организации фактически раздают гранты, премии. А каждый фонд, по закону, 20% своих средств может тратить себе «на зарплату»! Вернёмся к расчётам времени, потраченного на знакомство с одной журналисткой работой? Ведь, чем МЕНЬШЕ будет экспертов, тем ВЫШЕ будет его зарплата из фондов конкретной НКО? Не так ли? Поговорим по-другому. Чем отличается «некоммерциализация» НКО, которая проводит конкурс, от обычного мелкого продавца? Ларёчник закупает у хлебозавода пирожки, булочки, делает наценку, продаёт. Но при этом считается коммерсантом! А НКО? Получая бюджетное финансирование (а предприниматель вкладывает СОБСТВЕННЫЕ средства), НКО проводит ряд манипуляций, получая себе вознаграждение. Только разница? Коммерсант должен из полученной разницы в цене оплатить аренду помещения, транспортные расходы, рекламу… А НКО? По закону НКО в сумму расходов может включать приём иностранных гостей (их проживание, питание), расходы по содержанию помещений, транспорта. То есть? Условия гораздо более выгодные, чем у предпринимателя, а ответственность – нулевая. Перенесли сроки рассмотрения заявок, да и ничего. Обойдутся журналисты! Не будут же они проводить расследование на тему махинаций в НКО? Ведь премии не получат! А если будут? Так фильм «Догвиль» даёт рекомендации: расстрелять всех, включая детей и поджечь. Мораль проста: жители вели себя НЕ ПРАВИЛЬНО!

Действия фильма происходят в США (по замыслу режиссёра), хотя сам режиссёр имеет немецкие корни и проживает в Европе. Фильм снят со скрупулёзной немецкой расчётливостью. Всё происходит на театральной сцене. Вместо куста крыжовника – надпись мелом на полу – «куст крыжовника». Единственно, что используется в качестве «живого» вида декорации, так это машины. По сцене ездит старый грузовик, выезжает машина полицейского и кортеж гангстерских машин. Смысл предельно прост. Имущество, транспорт занимает больший пиетет, чем нарисованные мелом на полу стены домов жителей. Они даже не заслуживают концлагеря. Уничтожить на месте… А ярый представитель НКО с восторгом говорит:

 

- Какая смелая девушка и КАКАЯ красивая!

 

Когда сотрудники «ППР» попытались процитировать Лермонтова о царице Тамаре:

 

Прелестна, как ангел небесный,

Как демон коварна и зла!

 

Так вот, в этот момент ведущий неистово закричал:

 

- Я сейчас выведу вас всех из зала! Вы срываете мне мероприятие!

 

Мы обратились к нему с настойчивым предложением:

 

- Установите регламент выступлений, почему одним Вы даёте возможность производить бесконечные монологи в стиле Чацкого, а другим не даёте даже полминуты времени!

 

И вот ответ этого молодого человека, который по небритости на подбородке, очевидно, решил отрастить себе бороду:

 

- Регламент здесь устанавливаю Я, Я – ХОЗЯИН этого мероприятия и Я РЕШАЮ, кому давать слово, а кому его не давать!

 

Напомним, что эти слова были произнесены ни лавочником-частником, а представителем НКО, усердно осваивающим бюджетные средства. Кстати, в этом году только в Северной Столице из городского бюджета на НКО было выделено 2 миллиарда рублей, то есть деньги немалые, а вот распоряжаться ими НКО предпочитают по принципу недалёких «хозяйчиков», занимаясь жёстким противодействиям принципам государственности. Ведь ведущий просто вскипел, как хорошо раздутый заботливым денщиком самовар, когда мы попытались сказать о том, что героиня пыталась максимально криминализировать сознание жителей городка, заставляя их отказываться общаться с полицией. А выход был прост – НАЛАДИТЬ контакт с полицией. Ведь отказ от сотрудничества с полицией привёл к тому, что жители были уничтожены по желанию гангстерши, которую приютили на год наивные горожане. Неслучайно один зритель сказал:

 

- Так в чём же мораль фильма? Как будут поступать ДРУГИЕ жители других маленьких городков? Захотят ли они кого-нибудь приютить? Помочь кому-то?

 

Вернёмся к «результатам» журналистского конкурса? Наверное, они предсказуемы. Опять «победят» те, у кого в арсенале несколько строчек на страничке в соц.сетях, да и страничка была создана за несколько дней до конца подачи заявки на «конкурс». Так проходило уже, и не раз, и в этом «конкурсе», и в других «журналистских состязаниях». Но важно и не то, что это буквально несколько строк. Ведь может быть и одно слово, например, Предатель. Но и для публикации такого слова нужно обладать смелостью. Вопрос в том, что, как отметил Познер, у таких блогеров отсутствовала ответственность, а, значит, и доказательность представленной ими информации. Более того, отбор был по принципу героини в «Догвиле». Пропагандистов заведомого криминального сознания как раз и делали и фаворитами и результативными победителями. Но на этих конкретных примерах мы остановимся отдельно. Пожелаем же организаторам этого конкурса в очередной раз провести отбор журналистских работ в избранной ими манере. Это, возможно, устранит явление кризиса в журналистике, когда свежей мысли нещадно боятся.

 

Александр Ершов  

 

Просмотров: 209 | Добавил: Лозовский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • газета: Поддержка Президентских реформ 

    (Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданное: управлением Федеральной
    службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

     по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПИ№ТУ78-01288 от 13 февраля 2013г.)

    Яндекс.Метрика