Пятница, 18.10.2019, 00:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Подпишитесь!
Наш опрос
Как Вам PDF версия нашего издания?
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Август » 22 » «ПОГРЕШНОСТЬ» ИЛИ «НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ», ЧТО БЛИЖЕ К ИСТИНЕ?
21:57
«ПОГРЕШНОСТЬ» ИЛИ «НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ», ЧТО БЛИЖЕ К ИСТИНЕ?

 

фото

Ершов Александр Георгиевич

Старший научный сотрудник, ОАО «ГОИ им. С.И. Вавилова»

В статье представлено понимание автора роли понятий истинного значения измеряемой величины, погрешностей и неопределённостей результатов измерений в трактовке официальных документов международных и российских метрологических организаций. Рассмотрен исторический переход от концепции погрешностей к концепции неопределённостей, причины и следствия этого перехода.

Ключевые слова: истинное значение, погрешности, неопределённости.

 

ВВЕДЕНИЕ

Метрология, как наука об измерениях, входит в  повседневную жизнь, когда мы делаем покупки, ориентируемся во времени и пространстве (GPS-ГЛОНАСС навигаторы) и когда рассчитываем плату за коммунальные услуги. Это далеко не полный перечень тех измерений, которые незаметно, но всегда присутствуют в нашей жизни. Что же связывает метрологию и истину? Как измеренное значение соотносится с истинным значением? Когда мы покупаем 1 килограмм сахарного песка, это действительно 1 килограмм? Когда мы оплачиваем 100 килоВатт-часов электроэнергии, это истинное значение, которое измерил электрический счётчик? Если это не так, то в каком диапазоне лежит истинное значение? И есть ли оно вообще?

Из философского определения истины известно, что истина есть интенциональное согласие интеллекта с реальной вещью или соответствие ей (conformitas seu adequatio intentionalis intellectus cum rei). Это определение приписывают Фоме Аквинскому, которое им было заимствовано от  философов античности. Из этого определения следует, что истина есть понятие относительное, присущее индивидууму с интеллектом, способному приходить к внутреннему согласию. Приходу к согласию должно предшествовать разногласие, противоречие - внутреннее или внешнее, единство и борьба противоположностей. Отсюда возникает закономерный вывод, что стимулом к поиску истины является внутренний или внешний раздражитель, борьба с которым позволяет начать поиск причин его возникновения и внутренней оценки истинности выводов об этом. В  древности понимали и уже тогда пытались определить, «что есть истина».

Выйдя согласованной изнутри индивидуального интеллекта, истина должна была пройти проверку другими интеллектами, войдя в них, подвергнувшись критике, должна быть отвергнутой или принятой. Следовательно, понятие конвенциональности истины, которую в дальнейшем представят миру Пуанкаре и Кун, очевидно, имеет глубокие корни. Отсюда возникает свойство истины, как относительность, как результат соглашения или постановки условий, в которых она существует. Тогда возникает вопрос о существовании абсолютной истины и её достижимости. Ряд философов придерживались принципа недостижимости абсолютной истины (Платон, Спиноза, Лейбниц, Фихте…), другие – (Аристотель, Декарт, Гегель, Фейербах, Маркс…) считали, что мир познаваем и абсолютная истина достижима, в крайнем случае, в данных конкретных условиях, можно принять за абсолютную истину, то, что наиболее близко к ней в данный момент. «Истолкование... К.Марксом познания, как процесса постепенного, поэтапного постижения абсолютной истины, через истины относительные, с одной стороны, способствовало преодолению возникших трудностей на основе видимого синтеза классической концепции с представлениями об историчности и конкретности истины, а с другой, - предельно обострило ситуацию кризиса выдвижением на передний план вопроса об эпистемологическом статусе относительной истины. Действительно, если  истина относительна, подвержена изменениям, в зависимости от конкретно-исторических условий научного познания, то не означает ли это, что она включает в своё содержание моменты ложности и заблуждения?» [1, стр. 190]. Эта цитата даёт ключ к пониманию той двойственности, которая существует в современной российской метрологии, при определении представления результатов измерений. Попробуем разобраться в её истоках.                                    

 

СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ ИСТИНЫ В ПАРАДИГМЕ ИЗМЕРЕНИЙ

В настоящее время в  науке об измерениях – метрологии существуют следующие определения основных терминов – погрешности и неопределённости измеренной величины. В 2001 году «Рекомендации по межгосударственной стандартизации. Государственная система обеспечения единства измерений. Метрология. Основные термины и определения. РМГ 29-99» [2] определили дословно, что погрешность измерения есть «Отклонение результата измерения от истинного (действительного) значения измеряемой величины. Примечания: 1.Истинное значение величины неизвестно, его применяют только в теоретических исследованиях. 2. На практике используют действительное значение величины Xд в результате чего погрешность измерения ΔXизм определяют по формуле ΔXизм = Xизм - Xд, где Xизм - измеренное значение величины». В этом же документе определяют понятие истинного значения: «Значение физической величины, которое идеальным образом характеризует в качественном и количественном отношении соответствующую физическую величину. Истинное значение физической величины может быть соотнесено с понятием абсолютной истины. Оно может быть получено только в результате бесконечного процесса измерений с бесконечным совершенствованием методов и средств измерений». И ниже определено понятие действительного значения: «действительное значение, konventionell richtiger Wert, conventional true value (of a quantity), Valeur conventionnellement vraie (dune grandeur) - значение физической величины, полученное экспериментальным путем и настолько близкое к истинному значению, что в поставленной измерительной задаче может быть использовано вместо него». Отсюда следует, что абсолютная истина достижима в принципе, надо только провести бесконечно большое количество измерений, бесконечно совершенствовать методы измерения и средства измерения, и мы неуклонно будем приближаться к ней. Где-то мы могли уже слышать об этом. «...Человеческое мышление, по природе своей способно давать, и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания» [3]. Понятно, что диалектический материализм и его последователи и не могли иначе определять познание, однако стоит обратить внимание на немецкое, английское и французское наименование действительного значения, уж очень они напоминают нам «конвенциональность». Выше указанное определение погрешности почти дословно повторяет определение погрешности в ГОСТ СССР 16263-70 «Государственная система обеспечения единства измерений. Метрология. Термины и определения.1970г.». На этом можно было бы успокоиться и проводить измерения, но в РМГ 29-99 мы находим ещё одно интересное определение, которое, как и погрешность, характеризует измеряемую величину: неопределенность измерений, Messungsicherheit, uncertainty of measurement, incertitude de mesure, параметр, связанный с результатом измерений и характеризующий рассеяние значений, которые можно приписать измеряемой величине. Примечания: 1 Определение взято из VIM-93 (международный  словарь основных и общих терминов в метрологии). 2. К определению  приведены примечания, из которых следует, что: а) параметром может быть стандартное отклонение (или число, кратное ему) или половина интервала, имеющего указанный доверительный уровень; б) неопределенность состоит (в основном) из многих составляющих. Некоторые из этих составляющих могут быть оценены экспериментальными стандартными отклонениями в статистически распределенной серии результатов измерений. Другие составляющие, которые также могут быть оценены стандартными отклонениями, базируются на данных эксперимента или другой информации. То есть до этого шел разговор о погрешностях, далее ввели термин неопределённости, затем опять идёт разговор о погрешностях, зачем же тогда вводить ещё одну характеристику измеренной величины – «неопределённость»? Ответ надо искать в международных документах, так как ссылка идёт на международный словарь по метрологии. Откроем его более позднюю редакцию  (International Vocabulary of Basic and General Terms in Metrology (VIM).3rd Edition.2004.). В Предисловии к нему дословно написано следующее: «The evolution of the treatment of metrological uncertainty from a Classical Approach (CA) to an Uncertainty Approach (UA) necessitated reconsideration of the related definitions in the 2nd edition (1993) of the VIM. The CA took it for granted that a measurand can ultimately be described by a single true value, but that instruments and measurements do not yield this value due to additive “errors”, systematic and random. These errors had to be treated differently in “error propagation” and it was assumed that they may always be distinguished. The notions of “random uncertainty” and “systematic uncertainty” were introduced without well-founded methods of combination and interpretation. Then, instead of random and systematic uncertainties, the unifying concept of “uncertainty” in measurement was introduced, an approach acknowledged by BIPM Recommendation INC-1 (1980), on the basis of which a detailed Guide to the Expression of Uncertainty in Measurement (GUM) (1993, corrected 1995) was developed». Из этого Предисловия явно следует смена трактовки от классического метода (Classical Approach), который предполагает, что измеряемая величина может быть, в конце концов, описана единственной истинной величиной, но которая не достигает её вследствие ошибок (погрешностей), к методу неопределённостей (Uncertainty Approach), в котором, по умолчанию,  пропадает истинная величина. То есть произошёл сдвиг человеческого восприятия, своего рода, революция в мышлении, которая прошла незаметно, так как, в отличие от социальной революции не сопровождалась погромами, беспорядками, информационными атаками и военной интервенцией. И можно точно определить период, когда это произошло: 1993…2004гг. Что произошло в этот период, что привело к смене философской парадигмы измерений? Это запоздалый отголосок предшествующих событий или новое веяние?

Обратимся к «Руководству по выражению неопределённости измерения» Evaluation of measurement dataGuide to the expression of uncertainty in measurement. 2008. JCGM 100-2008») [4],  изданному в результате работы группы международных экспертов из известных международных организаций:  BIPM – международного бюро мер и весов, IEC – международной электротехническая комиссия, IFCC – международной федерации клинической химии, ISO – международной организация по стандартизации, IUPAC – международного союз теоретической и прикладной химии, IUPAP – международного союз теоретической и прикладной физики, OIML – международной организации по законодательной метрологии. Список внушительный и вызывает уважение. Во введении к этому документу авторы пишут, что в 1977 году, признавая отсутствие международного консенсуса в выражении неопределённости измерений, высший орган по метрологии в мире, международный комитет мер и весов, запросил международное бюро мер и весов обратиться к согласованию данной проблемы с национальными лабораториями по стандартам и выработки своих рекомендаций. Международное бюро мер и весов подготовило детальный опросный лист и разослало его в 32 национальные метрологические лаборатории и 5 международных организаций. В начале 1979 году ответы были получены из 21 лаборатории (Таблица 1) [5].

 

Таблица 1. Порядковые номера метрологических организаций по странам мира.

(1) Africa, South. National Physical Research Laboratory, Pretoria.

(2) America, United States of. National Bureau of Standards, Washington.

(3) Australia. National Measurement Laboratory, Lindfield.

(4) Brazil. Assembled by Luiz Cintra do Prado, Sao Paulo (member of CIPM).

(5) Canada. National Research Council, Ottawa.

(6) China. National Institute of Metrology, Peking.

(7) Czechoslovakia. Czechoslovak Institute of Metrology, Bratislava.

(8) Denmark. Technical University. Dept. of  Physics, Lyngby.

(9) France. Bureau National de Métrologie, Paris.

(10) Germany, Democratic Republic of. Amt fur Standardisierung, Messwesen und Warenprufung, Berlin.

(11) Germany, Federal Republic of. Physikalisch-Technische Bundesanstalt, Braunschweig.

(12) Great Britain. National Physical Laboratory, Teddington.

(13) Hungary. Office National des Mesures, Budapest.

(14) Italy. Istituto di Metrologia "G. Colonnetti", Torino.

(15) Japan. National Research laboratory of Metrology, Tokyo.

(16) Korea. Korea Standards Research Institute, Seoul.

(17) Netherlands. Van Swinden laboratorium, 's-Gravenhage.

(18) Poland. Summary of answers given by four institutions.

(19) Rumania. Institutul National de Metrologie, Bucuresti.

(20) Sweden. Statens Provningsanstalt, Boros.

(21) USSR. Probably from Gosstandard, Moscow (answer received via OIML, Paris).

Большинство из них полагало, что важно иметь признанную процедуру для выражения неопределённости измерения и комбинирования индивидуальных составляющих неопределённостей в одну общую неопределённость. Однако для применяемого метода консенсус не был очевидным, и международное бюро мер и весов собрало встречу 11 представителей от национальных лабораторий по стандартам для целей достижения однородности и принятия процедуры детального описания неопределённости. В 1980 г. были приняты «Рекомендации выражения экспериментальных неопределённостей», которые в 1981 г. были одобрены международным комитетом мер и весов и подтверждены в 1986г. Если обратиться к опросному листу BIPM, то можно увидеть, что он состоит всего из девяти  вопросов. В Таблице 2 представлены вопросы и ответы по странам. Номера стран взяты из Таблицы 1. Из этой таблицы следует, что основной упор делается на определении случайной погрешности, систематической погрешности, их комбинаций и их вычислении. Большинство стран не может определить чётко, как комбинировать в практических вычислениях случайную погрешность и систематическую. Те страны, которые думают, что умеют это делать, не могут дать универсального практического правила. При этом большинство стран согласны с тем, что необходимо чётко определиться с терминологией. Всё это говорит о том, что они не вполне уверены в том, что их понимают другие. Итак, к 1980г. к концу 20 века стало понятно, что многовековая современная человеческая цивилизация не может однозначно трактовать результаты измерений, а значит, не умеет измерять! Но в этом опроснике нет главного вопроса: что такое истинное значение? Предполагается, что все знают, что такое погрешность и соответственно, знают об истинном и действительном значении. В этом опроснике в первом вопросе возникает термин «неопределённость». Когда же оно возникло? Обратимся снова к  опросному листу BIPM. Во введении к нему написано, что авторы хотят избежать чисто философских и математических дискуссий, так как они имеют малое практическое значение (!),  и выработать согласованные практические рекомендации между слишком строгими и слишком свободными трендами. Вот ключ к пониманию – согласование позиций. Попробуем разобраться, каких позиций? Обратимся к подробным ответам четырёх стран – США, Франции, ФРГ и Англии, которые опубликованы в приложениях к Опроснику.

 

Таблица 2. Группировка ответов метрологических организаций стран мира.

Вопрос

ДА

НЕТ

Неоднозначно

1

Should one recommend the use of the standard deviation to characterize the random uncertainty?

(1) (5) (6) (7) (18) (19) (21).

(2) (4) (8) (9) (16).

 

(10) (11) (12) (13) (14) (17) (20) (3) (5)

2

Should one recommend the use of a conventional probability and the corresponding confidence limits (instead of the standard deviation)?

 

(1) (2) (5) (8) (9) (16) (l8) (21).

(3) (4) (6) (7) (10) (11) (12) (13) (14) (15) (17) (19) (20).

3a

Is there an essential difference between random and systematic errors?

(5) (8) (13) (16) (17) (18) (21).

(1) (3) (14) (19).

(2) (4) (6)

(7) (9) (10) (11) (12) (15) (20).

3b

Should one recommend a practical rule which enables one to know with which type of error one is dealing?

 

(7) (12) (13) (17) (18) (21).

(2) (4) (5) (6) (8) (9) (10) (11)

(15) (16) (20).

4

Should one recommend a practical rule for the expression of systematic errors?

(3) (11) (13) (21).

(8).

(2) (4) (5) (6) (9) (10) (14) (16) (17) (18) (19).

5

Should one recommend a practical rule for combining systematic errors (with other systematic errors)?

(3) (4) (10) (11)

(13) (17) (19) (21).

 

(2) (5) (6) (7) (8) (9) (12) (14) (16) (20)

6

Should one recommend a practical rule for combining random and systematic errors?

(20) (16)  (4) (9) (10) (11) (21) (3) (6) (18)

(8)

(13) (17) (1) (2) (5) (7) (12) (14).

7

Should one recommend a practical rule for expressing the final uncertainty?

(21) (12) (13) (16) (17).

(9) (20) (2) (3) (4) (7) (10) (11) (14)

(1) (5) (6) (18).

8

Do other questions appear essential to you? Does it seem to you that the preceding questions should be considered in a different way?

Восемь лабораторий

 

Пять лабораторий

  

Выделим основные положения, которые отмечают представители США: 1. Форма и содержание понятия «неопределённость» зависят от результата, к которому она (неопределённость) будет относиться. Можно выделить четыре категории: научные исследования, стандартные справочные данные, стандартные справочные материалы и калибровочные и стандартные сертификаты. 2. Понятие систематической и случайной ошибки также зависят от точки зрения измерителя. Поэтому эти понятия лучше не использовать.

Основные положения представителей Франции:1. Всегда можно на практическом уровне определить систематическую и случайную погрешность. 2.Общего правила для расчета систематической погрешности, в её комбинации со случайной и с другими систематическими погрешностями,   дать затруднительно.

Обратим внимание на основные положения представителей ФРГ: 1.Выделяются три уровня метрологии: высокий, средний и низкий. 2.Истинная величина определяется, как величина, измеренная с малой неопределённостью. 3.Сомнения насчет необходимости терминов «погрешности».

Основные положения представителей Великобритании: 1.Во всех случаях истинная величина неизвестна и непознаваема и поэтому погрешность имеет такие же свойства. 2. Отказ от термина «погрешность» и чёткое правило деления неопределённости на два типа (которые войдут потом в  Руководство [4], как тип А и тип В). 

Почему произошло так, что возобладала одна вполне конкретная точка зрения на существующее положение вещей? Что подвигло научное сообщество к тому, чтобы, в конце концов, согласится с положениями, выдвинутыми представителями Великобритании и косвенно поддерживаемые представителями ФРГ и США?

 

ПОГРЕШНОСТИ И НЕОПРЕДЕЛЁННОСТИ: ПРОТИВОРЕЧИЯ ИЛИ СИМБИОЗ?

«Идейной основой замены термина «погрешность» на «неопределенность» является философская предпосылка агностицизма о том, что «истинное значение» непознаваемо и погрешность, как базирующаяся на использовании истинного значения измеряемой величины, теряет смысл. Поскольку Руководство имеет сугубо практическую направленность, то отказ от использования понятия «погрешность результата измерений» при изложении материала мотивируется тем, что оно опирается на понятие истинного значения, которое принципиально не может быть получено» [6]. Эта цитата подчеркивает те предпосылки, которые вели к смене парадигмы. И это обязывает нас найти философов, которые влияли столь категоричным образом на высший цвет европейской науки. Кто говорил о недостижимости и непознаваемости абсолютной истины? Кто, основываясь на различном понимании истины, предлагал отказаться от понятия истины? Ближе всех к нам, современным, стоят Томас Кун (1922-1996) и Карл Поппер (1902-1994). Основные идеи Куна сводятся к тому, что развитие науки происходит посредством смены научных парадигм, т.е. тех принятых способов мышления и аргументации, которые распространены в научном сообществе. «По мнению Куна, научное знание не является репрезентацией физической реальности в форме эмпирически выверенных и логически непротиворечивых теорий. Научное знание формируется на основе верований ученых в незыблемость принципов той или иной парадигмы, включающей нередко мало взаимосвязанные сочетания общих взглядов на мир, общепринятые истины и методологические правила, концептуальные схемы, различного рода теории, процедуры эмпирической интерпретации и логического конструирования…» [1]. То есть, то, что в данный момент считается истинным, в процессе смены парадигмы может быть отвергнуто. Похожей концепции придерживается и К. Поппер: «С точки зрения Поппера должна быть отброшена именно теория и это решение должно основываться отнюдь не на рациональных, или опытно-экспериментальных доводах, а на предварительно достигнутом соглашении, консенсусе мнений членов научного сообщества…  К тому же, признание абсолютных сущностей и раз и навсегда установленных истин противоречит принципу фальсификации: ведь фальсифицируемость главный критерий научности… Такого рода оценки научной теории, её претензий на истину, являются доминирующими в ХХ – начале ХХI века. По мнению ведущих философов науки современности, - Т.Куна, С.Тулмина, И.Локатоса и др., - если ни истинность, ни ложность научных теорий не могут быть строго установлены, то само понятие истины лишается смысла. И действительно, в исследованиях по философии и методологии науки второй половины ХХ столетия понятие истины в связи с оценкой научной теории вообще не используется. Развиваются и более экстремистские воззрения. П.Фейерабенд, например, призывает научное сообщество к исключению понятия истины из своего лексикона как «зловредного монстра», с помощью которого разум ограничивает свободу человека.» [1, стр.85-87]. Как это похоже на точку зрения авторов ответов опросника, присланных из Англии. И эта парадигма потом войдёт красной нитью во все руководства по оцениванию неопределённостей. Таким образом, отказ от понятия истинного значения не просто результат соглашения учёных, а победа одной из современных философских доктрин.

Желание авторов опросного листа BIPM уйти от философских диспутов привело их к принятию философской доктрины, без ключевого аспекта этой научной доктрины – критикуемости, принципиальной фальсифицируемости. Могли ли принять данную доктрину отрицания абсолютной истины в СССР? Ответ на этот вопрос содержится в «Кратком философском словаре» [7]: «…признание абсолютной истины есть признание существования внешнего объективного мира, признание того, что наше познание отражает объективную истину. Признавать объективную, т.е. не зависящую от человека и от человечества, истину, учит марксизм, значит, так или иначе признавать абсолютную истину. Всё дело в том, что эта абсолютная истина познаётся по частям, в ходе поступательного развития человеческого познания. «Человеческое мышление  по природе своей способно давать, и даёт нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зёрна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания» (Ленин, т.14, с.122)».

Проблема непризнания доктрины отрицания абсолютной истины разрешилась с распадом СССР в 1991г. – её оппоненты потерпели внутренний крах, система социализма разрушилась, потащив за собой и марксистско-ленинскую философию. Торжество агностицизма и неопозитивизма закрепилось в руководящих документах Бюро по Мерам и Весам, Международной организации по стандартизации и, в дальнейшем, внутренних документах России и Таможенного союза. Таким образом, в настоящий момент, при проведении измерения, надо понимать, что измеренное значение и приписанная ей дисперсия (неопределённость) не имеют никакого отношения к истинному значению: что измерено, то измерено, где истинное значение – не известно. Почему же тогда в международных руководящих документах и внутренних документах России осталось понятие действительного значения, как значения, которое в данных условиях может быть принято, как наиболее близкое к истинному? Почему остался термин погрешность, как разница между истинным (действительным, опорным) значением и измеренным? Только ли принцип «плюрализма» мнений вынудил всё-таки оставить термин «погрешность» в метрологии? Частично и положительный ответ на этот вопрос имеет место, частично имеет место и сильная духовная оппозиция агностическому «плюрализму». «Отказ от классической концепции истины как соответствия мысли действительности едва ли правомерен, и не только в силу её укоренённости в многовековой духовной традиции. Он чреват лишением смысла самого понятия «познание» и связанных с ним процедур доказательства, опровержения, обоснования, диалога, дискуссии… Современный кризис классической концепции истины порождён трудностями уяснения сущности «научных революций» и затрагивает проблемы логико-методологического, эпистемологического характера. Предметы же и процессы самой действительности нейтральны по отношению к логико-методологическим кризисам  и научным революциям и для подтверждения истинности своего существования не нуждаются в санкциях ни эпистемологии, ни философии науки» [1, стр.192]. Действительно, опыт строительства социализма в СССР и других многочисленных странах социалистической ориентации, безусловные научно-технические достижения, признанные во всём мире, всё это существовало объективно, было достигнуто, основываясь на концепции объективной истины в её исторической связи. Традиционность измерений в СССР была связана с концепцией погрешностей и одномоментный отказ от этой концепции был невозможен. Это означало отказаться от самих себя. Но принципиальность невозможности полного отказа от парадигмы погрешностей свойственна не только наследникам СССР. На бытовом уровне очень трудно принять то, что ты видишь вокруг, ощущаешь как вес или цвет, на самом деле может быть совсем не этим. В метрологии также не смогли преодолеть этот барьер. Иначе не объяснить непрекращающиеся попытки создать более совершенные эталоны  и совершенствовать методы измерения: созданный в рамках проекта «Авогадро», кремниевый шар диаметром 100 мм, с отклонением от «идеальной» формы несколько десятков нанометров, массой, измеренной до нескольких микрограмм, позволил «уточнить» фундаментальную постоянную – число Авогадро, более чем в десять раз. Возникает вопрос: а движение произошло в сторону истинного значения? И если на него ответить отрицательно, то на что были потрачены ресурсы научного сообщества? Таким образом, можно предположить, что косвенно признаётся прогресс науки в сторону познания истины. Можно ли при этом держать за пазухой агностическую позицию, которая имеет глубокие исторические корни? И нужно ли это делать? Можно ли быть одновременно агностиком и предполагать, что наука всё-таки движется в сторону познания истины? Анализ международных метрологических документов и рекомендаций, российских метрологических документов, устойчивое нежелание многих метрологов и инженеров отказаться от использования термина «погрешность», - всё это позволяет сделать вывод, что в современном мире метрологии существует удивительный симбиоз взаимоисключающих философских концепций  - концепции наблюдаемых значений и концепции действительных значений [9]. Именно в таком наименовании они были явлены советскому читателю в 1979 году, в переводе английского издания «A code of practice for the detailed statement of accuracy» авторов, опубликовавших своё произведение в 1973 году под эгидой Национальной физической лаборатории (Англия). Далее эти концепции удивительным образом были переименованы соответственно, в концепцию, базирующуюся на наблюдаемых величинах и идеальную концепцию, базирующуюся на непознаваемых величинах [4], и с этой точки зрения, идеалистом является тот, кто придерживается термина «погрешность»!

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Необходимо отрешиться от эмоций и посмотреть ещё раз на эту философскую проблему со стороны: 1. Концепция (парадигма) неопределённостей, приобретшая последователей и официальное признание в международных кругах и полное её официальное признание в США, Англии и ФРГ, основана на принципе непознаваемости истины. 2. Это не мешает научному сообществу, принявшему эту концепцию, продвигаться в сторону истины (иначе непонятно, чем они занимаются). 3. Концепция погрешностей, в своё время, широко распространённая в СССР, уходит в прошлое. Её последователи не находят аргументов для отстаивания своих позиций на международном уровне. Существование термина «погрешность» в метрологических документах подразумевает бытовое понятие истинного (действительного или опорного) значения и применяется исключительно для этого. И с этой точки зрения относительная истина (в данных конкретных условиях) познаваема. 4. Это всё не мешает человечеству двигаться в направлении однажды заданному механико-математическому вектору развития, т.е. вообще говоря, развивать идеальный, вымышленный мир, который, может быть, действительно очень далёк от истинного.

Таким образом, понятно, что воображаемый спор Аристотеля и Платона о том, где истинный мир, актуален и в наше время. Кратко это можно выразить так: погрешности – мир Аристотеля, неопределённости – платоновский мир. Тогда исследователи социальной эпистемологии, как одной из форм исторической эволюции философии науки, признавая факт размежевания двух современных несовместимых позиций в этой области, оказываются правы: «…Первая (позиция) основывается на признании центрального положения понятий об истине, эпистемологической рациональности. Вторая акцентирует внимание на факторах социальной детерминации и социально-исторической релятивности убеждений любого вида»[1, стр.31]. А попытка сохранить плюрализм мнений или найти консенсус, есть только маскировка философской проблемы, которая, как и ранее, ждёт своих исследователей.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. В.И. Стрельченко.//Очерки истории и философии науки: учебное пособие/ СПб,  Астерион, 2013, 338с.
  2. Рекомендации по межгосударственной стандартизации. ГСОЕИ. Метрология. Основные термины и определения. РМГ 29-99/ М. 1999.
  3. В.И.Ленин. Материализм и эмпириокритицизм. ПСС, т.18, с. 137.
  4. Evaluation of measurement data – Guide to the expression of uncertainty in measurement. 2008. JCGM 100-2008/ BIPM, Paris. 2008. Ссылка на электронный ресурс от 11.02.2015г.:                                                                        http://www.bipm.org/en/publications/guides/#gum    
  5. Report on the BIPM enquiry on error statements. March 1980/ BIPM. F-9231O SEVRES. Ссылка на электронный ресурс от 11.02.2015г.: http://www.bipm.org/utils/common/pdf/rapportBIPM/1980/03.pdf
  6. А.И.Походун. //Экспериментальные методы исследований погрешности и неопределенности измерений. / Учебное пособие. СПб, ИТМО, 2006г.
  7. Краткий философский словарь.// п/р М.Розенталя и П.Юдина, М., ГИЗ, 1954г.
  8. РМГ 43-2001. Рекомендации по межгосударственной стандартизации.  Государственная система обеспечения единства измерений. Применение “Руководства по выражению неопределенности измерений”. Издание официальное. Межгосударственный совет по стандартизации, метрологии и сертификации. Минск. 2001г.
  9. П.Дж.Кэмпион, Д.Е.Барнс, А.Вильямс./ Практическое руководство по представлению результатов измерений//. М. Атомиздат, 1979.
Просмотров: 330 | Добавил: Лозовский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • газета: Поддержка Президентских реформ 

    (Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданное: управлением Федеральной
    службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

     по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПИ№ТУ78-01288 от 13 февраля 2013г.)

    Яндекс.Метрика