Понедельник, 21.10.2019, 08:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Подпишитесь!
Наш опрос
Как Вам PDF версия нашего издания?
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Ноябрь » 5 » О состоянии современной Научной журналистики
09:34
О состоянии современной Научной журналистики

фотоОтличная статья в издании «Планета СМИ» заставила сотрудников газеты «Поддержка Президентских реформ» сделать свой отклик. Первым сделал свои комментарии спецкор «ППР» Архип Каштелян… Затем собравшийся Редакционный Совет бурно и долго обсуждал затронутые в статье принципиальные вопросы современности. В результате мне было поручено высказать определённые мысли по данной тематике, потому что в рассматриваемой статье указывалось о Школе юного журналиста, а меня сочли «самой юной журналисткой»…

Вообще-то, мне по стилистике ближе статья издания «Планета СМИ», в которой Алёна Владимирская справедливо замечает, что журналист должен сначала получить ПРОФЕССИЮ, специальное образование в какой-нибудь области, а потом уже стремиться в журналистику, которая станет второй профессией. И тогда журналист может выступать экспертом в рассматриваемой им области. Та же автор убедительно доказывала, что аналитическая журналистика останется всегда, её не заменит никакое роботизированное сознание искусственного интеллекта.

Но вернёмся к тому, почему меня назвали «самой юной», чей опыт может быть востребован в формировании Школы юных журналистов сегодня. Ещё, несколько раз перечитав статью, убедилась, что интервьюер – Анна Гараненко была на несколько порядков остроумнее и доброжелательнее того, кто давал ей длинные, зачастую скучноватые ответы, далёкие от научной градуировки. Моя первая статья о балете «Золотая рыбка» появилась в газете «Ленинские искры», когда мне было 7 лет. Это послужило поводом в последующие годы обучения поднимать меня на уроках, особенно литературы, и спрашивать меня, обращаясь к классу:

 

- А что думает по этому поводу Валя Томановская?

 

Мои сочинения учители зачитывали в классе, порой полностью не соглашаясь с моей трактовкой персонажей, биографии писателя, но неизменно ставили мне пятёрки. Даже когда в старших классах я заметила, что физика и химия мне нравятся гораздо больше уроков по гуманитарным предметам, шлейф «журналисткой смётки» неизменно следовал за мной, и приходилось поддерживать свой «литературный уровень». И вот спустя годы, прочитав статью Алёны Владимирской о том, что журналист должен обладать одной профессией, чтобы утвердиться в журналистике, я смогла разгадать парадокс статьи о балете «Золотая рыбка».

Тогда она была предметом многих споров в журналистских кругах… Так получилось, к семилетнему возрасту мне довелось ОЧЕНЬ много узнать о балете, прочувствовать его изнутри. И дело вовсе не в том, что родители меня поставили в год на лыжи, а в четыре пристрастили к фигурному катанию, позволяя посещать самые престижные закрытые катки. Наверное, здесь не такую уж значительную роль сыграло то, что в пять лет меня определили посещать курсы французского языка, где балетная тематика была широко представлена. Моё настоящее увлечение балетом началось с того момента, когда я стала посещать занятия игры на струнных инструментах и познакомилась с нашим сегодняшним спецкором «ППР» - Борисом Владимировичем Челышевым, который посещал занятия по духовым инструментам и которого неизменно встречала – Бабушка!

Жаль, что в рассказе декана сегодняшнего журфака МГУ ни слова не было упомянуто о роли бабушек, семейного воспитания. Из рассказов Зои Фёдоровны Ершовой – известного историка и краеведа я узнала, как она ребёнком в Блокадном городе мечтала, что наступит День, когда она сможет возобновить свои занятия в Кировском театре, сегодня переименованном в Мариинский… И её рассказы сформировали меня тогда, заставляя на Балет, на многие стороны жизни смотреть глазами Блокадного ребёнка.

Конечно, в период моего детства не было недостатка в прекрасных спектаклях для детей, репертуар всех профессиональных и самодеятельных театров мне был отлично известен, кроме того были постоянные знакомства с зарубежным творчеством в Доме дружбы, который ранее размещался в роскошном Шуваловском дворце на набережной Фонтанки.

Город на Неве был центром движения Юннатов – юных натуралистов, что имело колоссальное значение в годы Блокады. Тогда за детскую изобретательность умудрился получить себе незаслуженную награду тот, кто предусмотрительно упрятал Николая Вавилова за решётку и, заняв его место в иерархии академических должностей, объявил себя «научным светилом».

Но было и ещё одно явление, о котором почему-то не вспомнила сегодняшний мэтр журналистики. Было такое явление – «деткор»-ы. То есть корреспонденты детского возраста, которые начинали своего творчество со стенных газет Детских садов. О неотразимой детской наблюдательности талантливо высказывался бессменный руководитель Детгиза в нашем городе – Самуил Яковлевич Маршак. Возраст сегодняшних школьников при журфаке, которые «начинают» приобщаться к журналистике, когда доходят до возраста 9-11 классов, свидетельствует о том, что руководители этого учебного подразделения немного забывают о научных константах профессиональной особенности.

Сегодня Авербуха – известного фигуриста спросили не менее известные родители, могут ли они своего ребёнка в шестилетнем возрасте отдать для обучения фигурному катанию в расчёте на успех? Он честно ответил, что возраст упущен. А журналистика? Имеет ли она свои возрастные критерии, или интеллектуальная планка теперь не требуется в достижении профессионального мастерства?

Мне могут возразить, а как же приобретение параллельной профессии? В том то и дело, что в «параллельной профессии» нужно уже достичь того профессионального максимума, когда возникнет потребность этими знаниями поделиться с другими. Поговорим о том, есть ли сегодня в отечественной научной журналистике те, на кого следует равняться? Вне всякого сравнения! Мы сейчас не говорим о позабытом ныне жанре Научно-популярной литературы. А именно о журналистике! Просмотрев защиты диссертаций за несколько лет на журфаке МГУ, смогла убедиться, что диссертации либо посвящены изучению особенностей творчества какого-то автора и присваивается степень кандидата (доктора) филологических наук, либо какие-то исторические аспекты с присвоением звания научной степени в области исторических наук, либо журналист становится обладателем звания в области политологии. Правильно ли это?

Сегодня Декан рассуждает о «научности» и «псевдонаучности», о том, как журналисты с помощью «академического ведомства» (имеющего длинный перечень имён тех, кто попал в тюремные застенки) будут давать журналистам фамилии сегодняшних борцов за новизну в науке. А журналисты будут их разносить в пух и прах. То есть теперь уже академисты на своё жёсткое мнение рассчитывать не могут. Хотят опереться на «помощь» СМИ. А как же научная аргументация?

Отечественная журналистика имеет самые глубокие традиции научной журналистики! Здесь мы значительно обогнали всю планету. Достаточно взять имеющийся арсенал их бесценных работ, и вопрос будет решён в одночасье!  Очерки декабристов - братьев Бестужевых, Волконского – это образец Научного подхода. Неслучайно лучшие публицистические открытия Александра Пушкина носят черты творчества декабристов. Может ли сегодня журналист сделать Научные открытия, используя навыки чисто журналистского поиска? Конечно, может! Что для этого нужно? Нужно взять себе на вооружение методику Владимира Фёдоровича Одоевского, Александра Ивановича Гончарова, братьев Жемчужниковых, Семёна Надсона, Александра Шеллера-Михайлова и, конечно, Михаила Кольцова.

Наверное, самым ярким представителем сегодняшней Научной журналистики можно считать Михаила Григорьевича Талалая. Он смог, используя чисто журналистскую любознательность, сделать уникальные открытия в литературоведении, озадачив биографов Дягилева. Методом интервьюирования Талалай смог сделать такие открытия в современной политологии, что это на многие годы утвердит курс внешней политики современной России. Можно было бы ему сегодня присвоить звание Академика журналистики? Да, теоретически такая возможность имеется! А практически? Сегодняшние мэтры журналистики не удосужились выработать даже теоретический инструментарий для оценки любой журналисткой работы! Остаётся весьма приблизительный подход, основанный на чисто субъективистких принципах.

Какой принцип в журналистике может являться самым верным? Проверка временем! Очерки Гончарова «Фрегат «Паллада»» выдержали полутора вековой период испытания. Более того, на основании его журналистских открытий мы сегодня можем смело дать отпор японским реваншистам, ссылающимся на «Договор» от 1855 года, участником подписания которого и был Гончаров.

Любое Научное открытие принято оценивать с точки зрения его практического применения для государства в целом. Журналистские открытия Александра Гончарова помогают нам сегодня отстоять принципы российского политического паритета в отношениях и с Японией, и с США и с Китаем.

Вернёмся к творчеству Михаила Талалая (см. ст. в «ППР» «Таорминовый букет Талалая»). Михаил работал в зарубежной радиостанции «Свобода», где сразу оценили его незаурядный научный потенциал. Однако вскоре Михаил Григорьевич покинул и профессорскую должность Миланского университета и место корреспондента престижного СМИ, потому что они были тесны его глубокому научному поиску. Современную журналистику он понимает намного шире, не ограничиваясь строгими хронологическими и географическими рамками. Его путь лежит через Сицилию в Баку, из Бельгии на Соловецкие острова. И каждый раз его пытливый взор открывает новые горизонты, которые оставались не замеченными сотнями исследователей, побывавших в тех же местах. Так что же такое Журналистское открытие? Как оно может фиксироваться?

Чтобы понять, почему именно Михаилу Талалаю везёт в журналистских открытиях, нужно познакомиться с его биографией. Она чем-то схожа с судьбой известного польского учёного Петржака. Родившись в Польше, он получил образование в Городе на Неве, освоив престижную профессию живописца по росписи фарфора. На фарфоровые вазы, которые он расписывал, записывались в очередь миллионеры со всех континентов… И вдруг он решает получить инженерное образование и посвятить себя изучению атомного ядра. Едва он заканчивает технический ВУЗ, как один из первых экспериментов приносит ему и Георгию Флёрову – тоже начинающему лаборанту славу Мирового открытия. Многие тогда шутили, что Петржак очень талантливо, как истинный художник наносил раствор уранила на пластины, что и обеспечило такой эффект…

Если говорить о журналистских успехах Талалая, то они наступили, когда он делал горячие репортажи, вставая грудью с активистами на защиту исторических зданий Северной Столицы! Он доказывал, что их не следует сносить, потому что они не исчерпали своего строительного ресурса! И это он доказывал, будучи выпускником Технологического института, который он закончил с Красным дипломом, а до этого была Золотая медаль после окончания школы с углублённым изучением английского языка. В тот период времени Михаил стал усиленно заниматься иностранными языками, отдав предпочтение итальянскому, и одновременно увлёкся музыкой! Какой? Классической! Он решает заняться изучением игры на семиструнной гитаре. В отличие от многих наших современников, неистово подражающих худшим образцам американского жаргона, Талалай возрождает интерес к творчеству Игоря Северянина, поэтам Серебряного века. Из доверительной беседы с его родителями, с которыми удалось тогда побеседовать моим родителям на концертах Михаила Талалая, удалось выяснить, что он предъявил им претензии, что они не приобщили его к профессиональным занятиям музыкой в детстве. Он подбирал на слух музыкальное сопровождение к стихам Игоря Северянина и жаловался на то, что музыковеды, перелагая его музыкальные произведения на ноты, не улавливают всей нюансировки исполнения. Владея прекрасно математикой, зная особенности акустики с инженерной точки зрения, Михаил пришёл к выводу, что со времён Пифагора наше нотное письмо не очень-то продвинулось и нуждается в серьёзной корректировке…

Почему я так подробно на этом останавливаюсь? Потому что в детстве, присутствуя на концертах Талалая, мне удалось уловить ту журналистскую ауру, которая потом всех безоговорочно удивляла. Михаил, беседуя со мной в прошлом году в перерыве на одной Научной конференции, сказал, что эти концерты в юности помогли ему «чувствовать аудиторию». От одного до другого концерта он менял музыкальную фактуру своего прочтения стихов Северянина в соответствии с «дыханием зала». Интуитивно он чувствовал, когда зал замирает, забыв о времени, а где-то позволяет себе хоть на секунду отвлечься.

Сегодня декан журфака не остановилась на таком важном аспекте журналистики, как «умении держать публику». К сожалению, сегодня некоторые журналисты пытаются удерживать внимание публики не за счёт собственных напряжённых поисков, как это делал Михаил Талалай в юности, раскрывая глубины творчества Северянина, а за счёт использования «жареных фактов». Сегодня журналисты пытаются гоняться за сенсациями, не утруждая себя изнурительным поиском истины.

Наверное, другим талантливейшим  Научным журналистом можно считать Жореса Ивановича Алфёрова. Его лекции в Актовом зале Академии наук в Северной Столице, в Алфёровском центре проходят в переполненных залах, когда занимается каждое свободное «стоячее» место у колонн, подоконников, в проходах. Рассказывает ли он об истории физики в России, касается ли вопросов Партизанского движения в Белоруссии, где в годы Великой Отечественной войны погиб его старший брат, в его словах звучит столько пронзительного откровения, пришедшего к нему долгими бессонными ночами, что зал слушает, затаив дыхание…

У нас в стране есть носители Научной журналистики, уровень которой отнюдь не отличается высоким административным креслом. Когда-то в детстве я была свидетелем разговора, проходившего между моими родителями, которые пытались определить мою служебную карьеру, а, значит, и будущее образование, с Анатолием Петровичем Комаровым – редактором одного солидного издания, известным мэтром в журналистике тех времён. Он высказался с предельной откровенностью о журналистике, как таковой, заявив, что своему успеху он обязан полученной профессии лётчика, лётной службе, потому что вечернее образование на журфаке ему обеспечило только формальное право занимать редакторские должности. Запомнились его слова:

 

- Во-первых, не навязывайте выбор Вашей дочери! А во-вторых, современный журфак вряд ли её чему-то научит. Невозможно научить человека хорошо писать! Это либо дано, либо не дано! Намного важнее получить настоящую профессию. Она всегда прокормит. Простите за прозаический ответ!

 

Для меня его ответ был очень важным! Значит? Я могу потратить свободное время не на изучение английского, немецкого, арабского в дополнение к французскому, а по-настоящему посвятить себя химии, физики, черчению. Образ Михаила Талалая определил меня с выбором профессии, и я получила диплом инженера-технолога… Занимаясь Блокадой тематикой, тем же Блокадным хлебом, мне удалось увидеть многое, используя глубокую научную аргументацию. Когда моя статья о Блокадном хлебе в Литературном конкурсе была удостоена Диплома Губернатора Санкт-Петербурга, то я невольно вспомнила о своей первой статье о балете… Ведь она тоже была навеяна рассказами историка Ершовой, которая обогатила наше краеведение россыпями научных открытий. Недавно встретила удивительную женщину – Галину Ивановну Лексину, которая долгие годы была Директором Хлебозавода в Казахстане в пригородах Алма-Аты. Она захотела поговорить со мной о моей статье про Блокадный хлеб, которая тронула её до слёз. Каково было её удивление, что мои работы по биоэнергетике в соавторстве с другими учёными были номинированы на Нобелевскую премию… Наша беседа с Галиной Ивановой затянулась на несколько часов, мы договорились о непременной новой встрече.

А ведь статью о Блокадном хлебе я решила опубликовать только потому, что по поводу Блокады, продовольственного снабжения Города на Неве в СМИ появилось много фальши. Желая доказать Истину (а истина – главное достижение учёного, по мнению Жореса Алфёрова), мне захотелось познакомить читателей с именами моих Великих учителей – Геронтологов – Бориса Петровича Бельграя, Виктора Сергеевича Злобина, Валерия Ивановича Слесарева. Их путь в науку был тернистым, но все они смогли сказать своё веское слово в Научной журналистике. В свободное время, не требуя материального вознаграждения, они собирали на лекции энтузиастов, с которыми делились своими научными открытиями. И при этом попутно присутствовали ссылки на многие литературные произведения, приводились исторические аналогии…

Как отстают сегодня от моих учителей те, кто претендует на лавры оракулов в журналистике, при этом постоянно удивляя слушателей и читателей демонстрацией дремучего невежества. Так, один теле журналист однажды заявил, что в советское время был глупый рекламный слоган – «Летайте самолётами аэрофлота». При этом он добавляет:

 

- А разве существовали другие самолёты в этой стране тогда?

 

Характерно, что этот журналист всегда предметом своей особой гордости считает наличие трёх паспортов, что позволяет ему принимать участие в Выборах в трёх странах. Есть пословица: «У семи нянек дитя без глазу». Это о том, насколько полезно перелагать свои обязанности на других. Так вот в советское время существовали отраслевые авиации – Лесная авиация, Сельхоз авиация, Гео авиация и т.д.. Эти самолёты тоже осуществляли перевозки специалистов, но комфортность была ниже, чем в Аэрофлоте. Кроме того, наши самолёты отлично конкурировали на рынке зарубежных авиаперевозок. Поэтому лозунг не был таким «глупым», как показался этому журналисту.

Впрочем, у него есть и другие выражения, подчёркивающие его невежество. Это относится к неуважительному отношению к Индии. Сравнивая Россию, восхищаясь Парижем, он, очевидно, не знал, что Первой грамотной Королевой Франции была дочь Князя Ярослава Мудрого – Анна.

В одной телепередаче этот тележурналист, проявив «бездну такта», обратился к Алену Делону с вопросом:

 

- Правда ли, что у Вас плохой характер?

 

На что прославленный актёр ему незамедлительно ответил:

 

- Начнём с того, что он у меня есть!

 

Наверное, журналистика, в том числе Научная журналистика должна начинаться с наличия характера. Сформирован этот характера может быть высоким уровнем разностороннего образования, как у Михаила Талалая, годами защиты Родины, как у Бориса Бельграя. Характер Алена Делона был сформирован службой в ВДВ, у Бельмондо на Международных боксёрских поединках, в которых он принимал участие с юности. Можно быть успешным царедворцем в журналистике, пытаясь отметиться в высших политических кругах даже трёх стран, но при этом за всю долгую журналистскую карьеру не сделать ни одного Научного открытия в журналистике. Потому что погоня за внешней престижностью не приближает к открытию Истины. А каждый читатель, слушатель, зритель, сколько бы его не пичкали заведомой фальшью, продолжает стремиться к Истинности.

В статье, которая была опубликована в издании «Планета СМИ» декан журфака заговорила о лекарствах, а духовная пища является сегодня важной темой обсуждения.

 

Томановская Валентина Владимировна

Просмотров: 219 | Добавил: Лозовский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • газета: Поддержка Президентских реформ 

    (Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданное: управлением Федеральной
    службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

     по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПИ№ТУ78-01288 от 13 февраля 2013г.)

    Яндекс.Метрика