Понедельник, 21.10.2019, 02:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Подпишитесь!
Наш опрос
Как Вам PDF версия нашего издания?
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2017 » Январь » 22 » МУЗЕЙНАЯ ИЛИ КАНАЛИЗАЦИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА?
13:01
МУЗЕЙНАЯ ИЛИ КАНАЛИЗАЦИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА?

Сегодня в журналистике намечается острая конкурентная борьба за темы, читателей, зрителей? Да, такая тенденция проявляется, и весьма отчётливо. В чём это выражается? И что интереснее для массовой аудитории?

Сейчас, причём совершенно искусственно раздувается скандал, куда охотно включаются политические оппоненты относительно нового этапа функционирования Исаакиевского собора. И наибольшую активность проявляют те депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, которые многие годы не могут разобраться с проблемами канализации в городе. Встаёт непростая дилемма. Чем же заниматься депутатам в Первую очередь? А чем во вторую?

Будем объективны. Музеями, увы, по разным причинам горожане пользуются далеко не каждый день, чего никак не скажешь о канализации. Однако? Не надо забывать цену решения того и другого вопроса. Поговорим с точки зрения монетизации, ибо у нас продолжают неумолимо действовать рыночные реалии, а журналист не должен себя чувствовать в отрыве от этих реалий. Итак?

Ежегодно, по официальным данным Исаакиевский Собор в качестве музейного объекта посещает не менее 3 миллионов туристов в год. Проведём несложные подсчёты. С учётом, что цена входного билета составляет 200 рублей, то мы получаем неплохую цифру, то есть 600 миллионов рублей в год. При этом сотрудники Музея «Исаакиевский Собор» заключают, что «они обходятся без бюджетного финансирования». Молодцы, укладываются в скромную сумму. Хотя? Реставрация здания проходит за бюджетные средства. Поясним, что 200 рублей – это только плата за вход в Музей. Посещение смотровой площадки – это отдельная плата. К тому же не надо забывать и об экскурсионном обслуживании. Есть и ещё одна пикантная особенность. Вновь открывшийся Храм Спаса на Крови тоже подчиняется Музею «Исаакиевский Собор», но в него плата за вход уже составляет 400 рублей. При этом территория этого Храма огорожена решётками и на образовавшейся уютной площадке расположились продавцы дорогостоящей сувенирной продукции. В ожесточённых спорах между противоборствующими сторонами ничего не говорится о том, будут ли ликвидированы эти турпотоки, когда всё заставлено автобусами с интуристами?

И всё-таки? В чём конфликт? Конечно, здесь споры не о том, лишатся ли музейщики этого миллиарда или миллиардов доходов? Или не музейщики? А кто же тогда? И, вообще-то, насколько целесообразно было само распределение доходов? Когда один Музей, например, Музей-квартира поэта Александра Блока не может похвастать ни такой посещаемостью, ни популярностью, а ведь сотрудники Музеев принадлежат к Министерству Культуры РФ и (по идее) должны бы получать однотипные оклады? Ведь музеи – государственные, а не частные.

Если посмотреть броские заголовки в СМИ, то? То можно заметить, что и Музейный Союз поддерживает требование музейщиков, только в чём? Ведь Музею предоставляются помещения от города, где можно заниматься Научной работой. Правда, самих Протестных писем в СМИ представлено не было, но возглавляет этот союз Михаил Борисович Пиотровский. Приходят на память аналогичные ситуации.

Возмущались ли музейные работники, когда шло мучительное переселение Военно-Морского музея со стрелки Васильевского острова? Как великолепно смотрелись в этом пафосном здании, на портике которого изображён Посейдон, громадные экспонаты, включающие и парусники… Но? Военно-Морской музей был НАСИЛЬСТВЕННО отодвинут от горделивых Ростральных колонн, подальше от водных гладей. Чем тогда собирались занять эти помещения, сиротливо пустующие и поныне? Причём? Пушкинская площадь (и Пушкин сразу в чём-то провинился) была в спешном порядке переименована в Биржевую! На «радость» туристам и горожанам теперь в одном месте появились Биржевая площадь, Биржевой переулок и Биржевой проезд (уж путаться, так путаться), особенно с учётом того, что в нашем славном городе бывает свыше сотни Штормовых предупреждений. То есть? Когда стремительный ветер упорно выворачивает из рук зонтик, срывает головной убор, как удобно в этот момент сквозь туман или дождь определиться (учитывая сокращения), что же это? Пл., пр. или пер. (площадь, проезд, переулок)? С учётом, что какие-то буквы могут быть заснежены, покрыты инеем, или облупились от погодных условий?

Вначале хотели здесь «восстановить» биржу, забыв, что здесь была раньше Лесная биржа, а реэкспортом Российского леса, как и его заготовкой сегодня занимается Финляндия. Словом? Биржевики это здание раскритиковали и сказали, что оно им «не интересно». Но ушли годы простоя в Музее! Переезд, уголовное дело на руководителя музея, потому что (как это водится) переезд дело затратное и трудно проверяемое. Но вот выяснилось, что суммы были перерасходованы… Конечно, в сравнении с доходами Исаакиевского Собора, эти суммы могут показаться копеечными? Но Уголовное дело состоялось. И не было здесь бурной защиты со стороны музейщиков и общественности, как наблюдался ажиотаж, когда в тюрьме оказался «светоч» акционизма, который поджёг двери в ФСБ. Кстати, этот горе-художник смог успешно покинуть нашу страну, так и не уплатив 500 тысяч рублей за ущерб, нанесённый ведомству ФСБ. И никто, даже бдительные Судебные приставы, не сочли нужным задержать его в аэропорту. Наверное, музейное сообщество смогло отстоять эту восходящую сверкающую и горящую звезду современного искусства. Ведь и за устроенный им фейерверк около Эрмитажа из автомобильных покрышек этот же акционист – «светило» в Северной Столице ущерба не возместил. Можно резюмировать, что две столицы – Москву и Санкт-Петербург новый музейный реформатор мог зажечь, оставшись не только безнаказанным, но и приобретя ореол славы Прометея новой волны…

Так что же теперь будет размещаться в здании бывшего Военно-Морского Музея? Эрмитаж здесь разместит коллекции орденов и медалей. Безусловно, для нашей страны такой Музей Геральдики нужен! Но нужны ли помещения с высотой потолков свыше 6 метров для размещения таких коллекций? Не правильнее было бы не заниматься дорогостоящим переездом, а разместить коллекции медалей непосредственно там, где сегодня расположился Военно-Морской музей?

Есть и ещё один спор, который то вспыхивает, то затухает, как по взмаху режиссёрской палочки. Речь идёт о Музее Арктики и Антарктики. Некая обновленческая церковь, которая когда-то называлась Единоверческой, стала претендовать на это здание. Конечно, все оппозиционеры грудью встали на защиту вновь созданной общины, которая (по непонятным причинам) объявила себя ЕДИНСТВЕННОЙ претенденткой на это здание. Тот, кто хоть раз посетил этот музей, может с уверенностью сказать, что музейщики имеют право отстаивать свои законные права. Особенно сейчас, когда интерес к Северу и в мире, и в нашей стране загорелся с новой силой.

И вот сейчас бы, когда РЕШАЕТСЯ судьба Исаакия, и разумно было бы вспомнить о Музее Арктики и Антарктики? Разумно, но эта антарктическая тематика не укладывается в русло политических предпочтений записных манифестантов. А если разобраться? Возмутились ли музейщики, когда безжалостно сносились исторические здания Первой химической лаборатории? И «случайно» ли сносились здания ГИПХ-а (Государственного Института Прикладной Химии)? Теперь за бетонным забором «красуются» горы разрушенных зданий. Куда подевалась уникальная библиотека ГИПХ-а, где на некоторых трудах были отметки «секретно» и «совершенно секретно»?

Вчера удалось побывать в Эрмитаже на семинаре из цикла «Арт энд сайенс» (Искусство и наука). Выступал один специалист из Милана, рассказывавший о том, как проводятся исследования красок Леонардо да Винчи и других старинных авторов. В перерыве сотрудники «ППР» подошли к лектору задать свои традиционные вопросы. Мы спросили, известно ли ему имя историка- профессора Миланского университета Михаила Григорьевича Талалая? Нет, эту фамилию он услышал впервые… А между тем Михаил Талалай более 20 лет прожил в Италии, у него десятки книг об истории искусства Италии! Он неизменный участник Научных Международных форумов! Значит? А это означает, что в субботний вечер в залы Эрмитажа был приглашён милый и внешне симпатичный, улыбчивый, но? Но, к сожалению, безжалостный хронофаг! Потому что он похитил драгоценное время у доверчивой публики, в основном молодой по возрасту… За всю лекцию было всего несколько, причём самых примитивных формул. А ведь?  И не надо этого забывать, что тот же Михаил Талалай не только кандидат исторических наук, но он с красным дипломом закончил Технологический институт (где в своё время преподавал отец ныне действующего Премьера РФ – Дмитрия Анатольевича Медведева). Миланский вещатель недоумённо восклицал, что он понял, что помимо «традиционных пигментов» краски Леонардо да Винчи представляют сложные органические соединения, но НЕ СМОГ ПОНЯТЬ, какие? Да, действовали бы сегодня знаменитые Лаборатория ГИПХ-а, эти ответы были бы получены за счёт экспресс-анализа за считанные секунды…Лектор объяснял, что методом спектрального анализа, ему удалось понять, что в краске присутствует – карбон, гидрогениум, алюминиум? Мысленно мне вспомнилась формула минерала ортоклаза K2Al2Si6O16, а когда он мучительно пытался разгадать карминный оттенок Великого художника, то мне невольно на ум пришла формула известного хромпика - K2Cr2O7. Лектор почему-то говорил на английском, но на том «английском», когда слово «бикооз» (потому что) он произносил, то «бикас», «бекоз», делая ударение на первый слог, то другие более нелепые вариации. А хотелось услышать хороший итальянский, впрочем, как утверждают в нашем знаменитом Державинском центре, итальянского языка так и не существует на сегодня, есть только миланское наречие, сицилийское, пьемонтское и т.д.. А Михаил Талалай, когда-то закончивший с золотой медалью английскую школу, овладел классическим итальянским сегодня (супруга его профессор-филолог Миланского университета). И мне стало грустно, что Эрмитаж не пригласил Стефанию, а предоставил слово то ли химику, то ли начинающему искусствоведу, который, очевидно, не освоил ни итальянской классики, ни разговорного английского.

Правда, было приятно, что он на лекцию пришёл с очаровательной дочерью (малышка лет трёх-четырёх), а на вопрос, что он думает об архитектуре Санкт-Петербурга, он с вдохновенной улыбкой воскликнул:

 

- О, магнифисент, имэйджик!

 

Заключительный лектор, который выступал по-русски, хотя приехал из-за рубежа, являл тип того авантюриста, перед которым меркнет даже старый испанский анекдот, известный нам по сказке Ганса Христиана Андерсена «Новый наряд короля». Это был тот же вариант ржавых дворницких лопат, которые однажды экспонировались в Эрмитаже в качестве «новых» музыкальных инструментов. Понятно, что ни о научности, ни об искусствоведении этот выступающий не имел ни малейшего понятия. Например? Рассказывая, что его инсталляции похожи на произведения Анри де Сент-Экзюпери, он заметил, что ведь «писатель был лётчиком, но в его время НЕВОЗМОЖНО было (???) перелететь из Франции до США». Причём выступавший беспрестанно ссылался на то, что он искал знания в школьных учебниках.

Понятно, что когда предоставилась возможность задать ему вопрос, то один из сотрудников «ППР» вопросил:

 

- Ваша последняя работа «Электрический Прометей» доказывает, что к искусству Вы не имеете ни малейшего отношения! Ведь повторение чужого сюжета – это копирование! А копирование ничего общего с искусством не имеет…И ещё, у меня к Вам вопрос, а Вы получили хотя бы школьное образование? Ведь Вы сказали, что от Франции до США невозможно было в тот период долететь на самолёте, тогда как существовала АДД, Авиация Дальнего Действия!

 

После окончания семинара мы подошли к лектору попросить у него визитку, оказалось, что у него таковой нет. Модератор (молодая сотрудница) разгневанно сказала:

 

- Разговаривать с ним нельзя!

 

Нам осталось не понятным, ПОЧЕМУ с итальянцем нам всё-таки удалось переговорить, а с бывшим нашим россиянином такой возможности предоставлено не было. Не ограничение ли это в правах Музейной журналистики?

А теперь вернёмся к теме Канализационной журналистики. Какие здесь перспективы развития? И что может объединить музейные темы с канализационными? Здесь тоже бушуют страсти и тоже финансовые. Поясним ситуацию.

Теперь, с лёгкой руки Питерских депутатов (тех самых, которые сегодня собирают протестные митинги на Марсовом поле относительно судьбы Исаакия) в КАЖДОЙ платёжной квитанции ЖКХ в РФ появилось графа – «водоотведение». И это притом? Что в России испокон веков была профессия ВОДОПРОВОДООТВОДЧИКВОДЧИК, но не было специальности! Это ноу хау 21 века. А что же было раньше? Была такая профессия Золотарь. И это был не золотых дел мастер, то есть ювелир. А тот специалист, который занимался очисткой и эвакуацией содержимого сточных канализационных колодцев. Причем? За овладение этим доходнейшим промыслом были нешуточные схватки, потому что содержимое этих колодцев считалось непревзойдённым удобрением, которое золотарь пристраивал по назначению. В советское время взималась плата исключительно за воду. Потому что (каждому это было понятно), что для подачи воды нужны водонапорные станции, башни и т.д. (по принципу сообщающихся сосудов), а далее, использованная вода уходит самотёком, на что затраты не нужны. Ан, нет! Новые УК (Управляющие Компании) решили по-другому! Надо нажиться и на этом самотёке. А тут и голландские технологии подоспели! Какие? Безусловно, абсурдные! Но здесь-то и возникла столь нынче рекламируемая «связь науки и искусства». Это наука мошенничества и искусство очковтирательства. Современный тандем к незаконному обогащению. И вот? На пустом месте! На вновь появившейся графе в квитанции стали появляться астрономические прибыли. Как известно, население в Санкт-Петербурге составляет 5 миллионов человек! Сегодня, что, вообще, любопытно? Взимается плата и за «отведение холодной воды» и за «отведение горячей воды». Хотя слив идёт в одну трубу? А как учесть «горячую» и «холодную» воду? Кто измеряет эту температуру? Например, хозяйка вылила в унитаз чайник горячей воды? Кто узнает, холодная или горячая вода была вылита? Или? Сейчас очень многие пользуются бутулированной водой? Да, это так! Но ведь, учитывая физиологию человеческого организма, эта влага тоже будет как-то эвакуироваться сначала из человеческого организма, а потом и из квартиры.

Вернёмся к музейной тематике. Почему же депутаты встали горой за Музей, который является столпом турфирм, но упорно отказываются заниматься канализационной тематикой? Ежегодно Питер посещает не менее 6 миллионов туристов, не считая гостей из ближнего зарубежья. Все ли они пользуются музеями и какими, об этом статистика предпочитает умалчивать, а вот услугами канализации они точно не забывают воспользоваться. И здесь-то и встаёт некоторый дискриминационный вопрос. Если каждый зарегистрированный горожанин платит (вне зависимости от возраста) тарифную ставку и за доставку воду и за водоотведение, то как быть с отельерами? Ведь официально, какая-нибудь квартира числится на владельце. И он платит за услуги канализации с одного человека! А сколько там проживает реально, если реклама мини-отелей предполагает размещение коек «в три сложения»? Но здесь те депутаты, которые якобы заботятся о горожанах, уходят в глубокое подполье!

Хорошо! А, может быть, туризм приносит городу значительную прибыль? Мы уточнили сумму доходов, поступающих от всех турфирм города. Разделили эту сумму на число горожан. Что вышло? Каждый горожанин получает по 5 копеек в год в перерасчёте на прибыль, полученную от турфирм. А сколько каждый горожанин платит за канализацию каждый месяц? Суммы, неимоверно превышающие эти пять копеек. Так за что разгорелась Музейная война по поводу Исаакия? Что горожанин потеряет эти пресловутые пять копеек? Что теперь его прибыль от турфирм будет не пять копеек в год? А, скажем, 3 копейки в год? А сколько мог бы горожанин ПРИОБРЕСТИ, если бы в Северной Столице, как и во всей России действовала бы Израильская система полного цикла? Каждый горожанин получил бы экономию ежегодно в десятки тысяч рублей! И мог бы посетить Израиль или другую страну? Или больше употреблять фруктов? Но этого не происходит. Мнимые активисты озаботились музейной тематикой, а о канализации предпочитают и не вспоминать. Хотя? Здесь можно было бы вспомнить и Дворец Ирода в Израиле, и Римский водопровод, и экологический цикл отечественных золотарей, как говорится, «наука и искусство на современном этапе». К сожалению, таких лекций в Эрмитаже не происходит, а жаль.

 

Томановская Валентина Владимировна 

Просмотров: 271 | Добавил: Лозовский | Теги: Валентина Томановская, Исаакиевский собор, история, газета ППР, журналистика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • газета: Поддержка Президентских реформ 

    (Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданное: управлением Федеральной
    службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

     по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПИ№ТУ78-01288 от 13 февраля 2013г.)

    Яндекс.Метрика