Воскресенье, 20.10.2019, 06:10
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Подпишитесь!
Наш опрос
Как Вам PDF версия нашего издания?
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2019 » Январь » 7 » «Мадемуазель» (часть третья)
23:58
«Мадемуазель» (часть третья)

Продолжение повести от нашего издания

***

 

После получения бейджиков, а также прохождения всех рядов охраны, мы сдали одежду в гардероб, и пошли перекусить в специальную столовую для журналистов. В Центре Международной Торговли (в Москве) на Пресс-конференции с Владимиром Путиным я был третий раз. Были знакомые лица среди журналистов и охранников… Многие узнавали нас, и тоже здоровались, обнимались, были рады встрече вновь. Мы приехали первыми в ЦМТ, поэтому и бейджи мы получили одними из первых. Прямо с Ленинградского вокзала мы приехали сюда, но на час раньше, чем начали выдавать бейджи. Мы были не одни. С каждой минутой, когда приближалась встреча с Президентом РФ, толпа росла в геометрической прогрессии. Досмотр мы прошли быстро, т.к. с собой у нас ничего не было, кроме обратных билетов и мобильных телефонов. Кстати, один из телефонов был тот, что был у меня тогда… т.е. на первой моей встрече… Теперь этот телефон был стар и у него разбит дисплей… Старичка подменяла белее новая игрушка, которая тоже когда-нибудь останется в прошлом… Такова уж жизнь… Сначала она наполнят нам память, как в телефоне, а потом наносит свои шрамы, которые мы не можем забыть…

Кормят у Президента РФ очень вкусно. Десяток видов пирогов: сладкие и с мясом, наши медовые, с яблоком и вишней, или осетинские с бараниной, или пироги «утка с капустой», сладкие кексы… Чай, кофе, газировка, лимонады «Тархун» и «Байкал»… Всё можно брать бесплатно и съесть сколько угодно.

Я плотно поел, хотя и не настолько, чтоб клонило в сон. Девушка официант принесла хорошие порции, как раз по мне. Да, прошли те времена, когда я не мог есть, когда был на задании. Да, парень под 190 ростом должен хорошо питаться… «Вот чему меня и научила работа в журналистике...» – подумал я. И увидел своего друга – Сергея Анатольевича. Ему около пятидесяти лет, но он бодро выглядит, как тогда… Пару слов мы перекинулись с Сергеем, с которым я уже на «ты» несмотря на разницу в возрасте. На этой Пресс-конференции Сергей Анатольевич прорвётся с вопросом и пригласит Президента РФ на юбилей своей газеты «Общество и Экология»!

 

 

***

 

Сергей Анатольевич активно участвовал во всех дискуссиях на том МедиаФоруме, что был лет пять назад. Мы с ним вместе прорывались, чтоб задавать свои вопросы Депутатам ГД. Какая-то дама задавала длиннющий вопрос, а время сессии подходило к концу. Держа поднятую вверх руку, я говорю Сергею, который сидел рядом:

 

– Не дают нам с Вами слово сказать…

 

Тут Сергей не выдержал и крикнул на весь зал:

 

– Женщина, дайте другим возможность задать свой вопрос…

 

Через минуту Сергей Анатольевич держал в руках микрофон и говорил интересное предложение:

 

– У нас в стране много тюрем и уголовников… Может быть их следует направить на посадку леса?

 

Тема леса была для меня очень животрепещущей. Когда я был маленьким, то мой Отец занимался фермерством. На краю леса за один сезон появились десятки ульев и посадки с клубникой… У моего Отца было удостоверение лесничего… Потом эту площадку разграбили бандиты… Ещё мы на Уазике ездили по лесам с проверками… Это всё врезалось мне в память, возможно, что навсегда…

После своего вопроса Сергей отдал микрофон мне.

 

– Когда к нам приезжала природоохранная прокуратура, то её сотрудники нам сказали, что тут как в Чикаго… – говорил я, продолжая, – Мы им сказали, что они ошибаются, ибо в Чикаго можно было оружие иметь, чтоб защищать свои интересы… А чем можем мы защищать себя? Бумажками?

– Если у Вас проблемы с оружием, то скажите мне! – отвечал мне задиристо молодой Депутат ГД РФ (Владимир Владимирович Гутенев), – Мы Вам подарим БТР! Ведь мой хороший друг работает директором на УралВагонЗаводе, а этот завод производит лучшие в мире танки и «бэтээры»!

 

 

***

 

Я обернулся и увидел Машу, которая стояла у дверей. Опираясь на стенку, Маша кусала губы. Точно такой же я видел Машу, когда она заходила на несколько минут послушать Ольгу Викторовну, когда перед обедом была её секция. Маша о чём-то думала, и видимо, о чём-то неприятном… В такие моменты на Маше буквально не было лица… Мне было не по себе, когда я видел этот траур, и мне хотелось утешить Машу, но рабочая обстановка не позволяла этого сделать.

Через четверть часа был перерыв и Маша подошла, обращаясь ко мне с улыбкой:

 

– Конспектируешь, всё?

– А? – делаю Вид, что не заметил Машу.

– Записываешь, всё, молодец! – говорит Маша громче.

– Да, он молодец! – вклинивается в разговор Артур.

– Да, я всё записываю, чтобы потом сделать статью… Тема очень интересная… – говорю я, хотя в блокноте написал лишь пару строчек.

– Да, он у нас молодец! – как-то с любовью говорит Артуру Маша. Я делаю вид, что этого не замечаю. Ибо Маша уже читала статьи, где мы её назвали – Доброй Феей…

 

Беру телефон и хожу по залу, чтоб сделать несколько снимков. Фотографирую Евгения Попова, потом Сергея Анатольевича. Сергей был занят и не хотел фотографироваться… На что я ему сказал:

 

– Я Ваш вопрос записал на видео и обязательно выставлю!

– Николай, спасибо большое! – отвечал Лисовский, – Извини, но сейчас нету времени…

 

Сергей Анатольевич задавал на этой сессии вопрос:

 

– Почему нашу пропаганду называют красно-коричневой?

 

Сергей Анатольевич возглавляет и общество донбассовцев в СПб, поэтому тема информационной войны с Украиной очень его волновала.

 

– Вы хотели сфотографироваться с Сергеем? Или Вы хотели сфотографироваться с Евгением? – спрашивал меня Артур.

– Я уже сделал снимки, спасибо! – отделался я от Артура. Артур отличный парень и мы с ним подружимся потом, но сейчас с ним нужно было вести себя официально.

 

Я сел на прежнее место, где сидел. В холл выходить не стал… от греха подальше…

Маша подсела ко мне:

 

– Вы слушали сессию, а то я Вас не видел? – спрашиваю я.

– Да, но я выходила… – отвечала Маша задумчиво, потом перешла на кошачий тон, – Скинь мне потом фотографию Евгения Попова! Это мой любимый журналист и я его обожаю! Через год нашего знакомства Маша создаст страничку с псевдонимом «Евгений Попов», чтоб никто не догадался, что это Маша так замаскировалась в интернете.

 

Потом Маша снова убежала, а я её чуть было не стал ревновать… Пока я отгонял это коварное чувство, настало время ужина. Мы с Машей спустились вниз. Сквозь облака в окна столовой пробивались солнечные весенние лучи, которые мило освещали лицо Маши. Я знал, что энергетических запасов моего организма хватит на несколько дней работы без еды, поэтому я себе взял фруктов и винегрет.

 

– Ты чего себе не взял мяса? – спрашивала меня Маша, – Я вон и то, взяла себе селёдку под шубой… Когда её вижу, то не могу устоять! Уммм! Прощай фигура! – сказала Маша, попробовав деликатес.

– Я знаю, что когда напряженная работа, то нужно есть лёгкую пищу… – отвечал я, – При переваривании она забирает меньше энергии и даёт витамины! Если бы я сейчас поел и часик бы поспал, то совсем другое дело... А, тут для отдыха возможности нет…

– Не знаю! Но, ты – мужчина! И тебе нужно мясо! – говорила Маша, переходя на низкие женские обертоны в голосе.

 

 

***

 

После недавней поездки в Москву, как-то утром я поймал себя на мысли, что готов есть пироги из Президентской столовой хоть каждый день… Тем же утром я снова решил пролистать случайно попавший ко мне дневник с чужими озарениями. Взял его в руки и пролистал, остановившись на такой записи:

 

«Не хочу = не могу!

 

Люди думают, что если они чего-то захотят, то получат желаемое, не прилагая значительных усилий! И неважно то, о чём идёт речь! Любовь, слава, машина, квартира, деньги и т.п.. Человек себе говорит: «Какой мне смысл, это хотеть?!» Такие люди не понимают, что выполнение, казалось бы, лишних операций помогает нам тогда, когда нужен опыт. Опыт помогает нам тогда, когда мы идём к цели. Ведь сначала человек может чего-то не хотеть, но получить опыт, а потом человек имеет желание и осуществляет его, ибо знает ответ – как! Или наоборот… Человек захотел, но у него не было опыта, но он шел к цели… И? Либо он сбился с пути, либо нарабатывал опыт во время работы…

Да, во время Велико-Отечественной войны наша армия набирала опыт. Но, в нашей армии были офицеры, обстрелянные в Финской войне, а также в войне в Испании и на Халхин-Голе… Эти офицеры, по сути, офицеры ещё царской армии, и передавали свой опыт.

Но, всё-таки некоторых людей согревает иллюзия, что весь вопрос только в их желании… На самом деле они не могут осуществить чего-то, только боятся в этом признаться… И какой вывод? Самое главное – уметь признаваться себе! А ещё? Нужно понимать, что за всё в этой жизни, что имеет хоть какую-то ценность, нужно уметь бороться! Однако, перенимая чужой опыт, мы рискуем повторить и неудачи того, кто этот опыт получал… Поэтому? Надо иногда доверять своему сердцу, которое подскажет … возможно, что и правильное направление!»

 

 

***

 

После ужина Маша с гордостью и демонстративно провела меня за руку по холлу. Теперь по сторонам смотрела она, а не я. Зашли в зал. И я выбрал пустой ряд. Сел с краю, прямо напротив запасного выхода. Маша опять куда-то убежала, а, когда она вернулась, то села в самом конце зала.

Читатель может заметить, что в начале моего знакомства с Машей она меня называла на «Вы», а теперь Маша меня называла на «ты». Что ещё произошло?

Прошло минут 20, как я конспектировал продолжение журналистской сессии… Дверь, которая была рядом со мной, открывается и в неё первым заходит Говорухин. Несколько секунд самая виповая команда форума выбирает место, где им разместиться. Глазами я поздоровался с Говорухиным, который и решает занять мой пустой ряд. «Да, Станислав Сергеевич – просто чудо!» – думаю я. Я оборачиваюсь к Маше, которая с удивлённым видом наблюдала за всей этой картиной.

Справа рядом со мной сел Депутат ГД Леонид Левин, за ним, Вячеслав Володин (он тогда возглавлял Администрацию Президента РФ), а за ним сел и Говорухин. Пользуясь случаем, я показываю Левину свои листочки. Левин одобрительно кивает головой. Говорю, что Ольга Викторовна хочет мои вопросы включить в повестку… В этот момент левым ухом слышу лёгкий шорох, чувствую лёгкий аромат духов… Стул с переднего ряда резко перемещается и становится продолжением нашего…

 

– Не отвлекай пожалуйста важных людей! – говорит мне Маша на ухо, со слегка начальственными нотками.

– А я и не отвлекаю! Я просто показал те вопросы, которые нужно было отдать Ольге Викторовне! – говорю я, протягивая Маше несколько листочков.

– Давай, когда будет перерыв, я схожу и отдам эти вопросы в её штаб, хорошо? – спрашивает Маша.

– Да, Мария Владимировна, давайте! – сказал я, проследив за тем, чтоб Маша убрала эти вопросы к себе в сумочку.

 

Потом будет перерыв… Раздача пластиковых бейджей для встречи с Президентом РФ… Будет и мой вопрос Маше, отдала ли она вопросы? И Маша скажет, что занесла эти вопросы к Ольге Викторовне в пресс-службу и отдала. А пока, мы сидели с Машей, обсуждая всякую ерунду.

 

– Специально к тебе подсела, вдруг на нас камеру наведут и нас покажут по телевизору? – мило кокетничая, говорила шепотом Маша, – вдруг мама меня увидит!

 

Потом Маша вскочила и говорит:

 

– Дай я тебя засниму!

 

Сделав несколько снимков на мой и свой телефоны, Маша села, улыбаясь проговорила:

 

– Буду потом маме показывать, с какими важными людьми я сидела!

 

На меня смотрело моё же лицо, на котором почти не было видно маски холодного безразличия. Я делал вид, будто я не понимаю, что, Маша очень красива, а главное – добра. У меня на лице была флегматическая и безразличная маска, за которой я прятал тёплое отношение к Маше. Мы оба играли в какую-то игру, понятную лишь нам… И была бы другая обстановка, то я впился бы Маше в губы, и никогда бы не отпускал эту девушку… Но? Именно эта обстановка нас сблизила хотя бы на время… Потом, в течение года мы с Машей переписывались. Когда было трудно ей, то я подбадривал её. А когда было трудно мне, то она подбадривала меня… Однажды Маша мне прислала тест «на внутреннюю энергию»… Мне сказали, что у меня «энергия Солнца», Валентине ответили, что у неё «энергия тепла»… Я у Маши попросил её результат… И было написано, что у Маши – «энергия печали»… Да, что-то было в Маше очень доброе и одновременно печальное, как в фильме «Вечное сияние чистого разума»… И это ведь был один из любимых фильмов у Маши… А в этом фильме был ключевым диалог:

 

– Что будем делать?

– Будем наслаждаться моментом!

 

 

***

 

– Ну, Николя, когда же Вы напишете хоть строчку!? – когда я приехал из Москвы, спрашивала меня Татьяна Петровна через ВотсАп, продолжая, – Дорогой Николя! Я хочу, чтоб Вы когда-нибудь обязательно рассказали у себя историю, которая приключилась тут со мной!

 

Татьяна Петровна рассказала, что несколько дней назад она написала в фан-группе своей любимой певицы – Елены Ваенги, что хочет попасть на её концерт. Через день откликнулась девушка, которая готова ей купить билет. Но вот, одна деталь, о которой следует упомянуть. Татьяна Петровна искала билеты на 30 декабря, и поэтому билетов не нашла, ведь концерт должен состояться на месяц позже, т.е. 30 января… А на январь билеты есть!

 

– Да, пока есть такие отзывчивые люди у нас в стране, то наша страна вне опасности! – рассказывала мне Татьяна Петровна про отзывчивость девушки, готовой купить билет.

 

А я вспомнил свою далёкую историю, которую я хотел рассказать Маше, но так и не рассказал, чтоб не вгонять в тоску милую девушку… Кстати слова «милая» и «Машенька» я не позволял себе в живом общении, а в переписке позволил себе употреблять, но далеко не сразу. Только по имени и отчеству, только субординация!

Вспомнилось, что была зима. Время, когда темнеет рано. Мы ехали уставшие с одной из площадок. Там бандиты нанесли значительный урон. Им оставалось лишь выловить нас, чтоб убить… Они выставили на дорогах соответствующие посты, поэтому уходя, мы продирались по канавам… Одежда наша стала грязной, от неё ещё пахло и дымом пожарища, которое устроили бандиты… Когда мы уже были почти, что у себя дома, ехали в метро, то вдруг ко мне подошел симпатичный парень, который протянул мне пачку денег, где было несколько пятитысячных купюр… Я отказался от денег, ибо не привык брать денег, которые не заработал… Но? Одна мысль меня посетила, что абсолютное зло, как и абсолютное добро могут быть практически рядом… Ведь именно добро даёт нам силы на борьбу со злом!

 

Вскоре, Татьяна Петровна написала продолжение истории, хотя не прошло и несколько дней. Татьяна Петровна сообщила, что ей позвонила девушка, которая хотела ей купить билет на концерт Ваенги. Девушка рассказала, что несколько лет назад ей купили билет на концерт Ваенги. Ваенга тогда была на гастролях в Саратове… Но, потом жизнь девушки пошла вверх, она переехала в Питер… Теперь же, эта милая девушка, увидев сообщение от Татьяны Петровны, решила отплатить кому-то добром… Ведь добро не уходит в прошлое, а согревает нас, когда холодно…

Была следующая зима, на улице минус 30 градусов, светит солнышко… Я иду по железнодорожным путям, а по встречным путям летит товарный поезд, обдувая меня ледяным воздухом… Я иду и думаю: «Ответила ли мне Маша на моё письмо, которое я послал ей по электронной почте?!» Да, у меня не было тогда интернета в телефоне, и я письма читал, приходя лишь домой или на базу… Почту и соцсети проверял лишь раз в сутки. Но, сердцем чувствую, что, Маша сегодня ответит… И я, не замечая мороза, напеваю:

 

– В ландолетте бензиновом… … В шумном платье муаровом… Вы проходите морева…

 

 

***

 

– А вот я заметил, что в первые дни форума Вы были грустны, а сейчас Вы начинаете смеяться… Интересно, а в чём причина такой перемены? – обратился ко мне Самвел за час до встречи с Президентом РФ. Самвел тоже был из команды шэрп.

– Дело в том, что я хотел много узнать и был задумчив! Вам показалось, что я был грустным…– отвечаю я, находя формальный ответ.

 

Я вспоминаю, что в своё время помощницы профессора Волкова, нечаянно подслушавшие нашу беседу, сказали мне тогда:

 

– У Вас всегда отличное чувство юмора! Вы всегда улыбаетесь! Поделитесь секретом, пожалуйста!

 

И мой секрет был тогда по-юношески прост – всегда идти вперед! Потом я понял, что наше хорошее настроение провоцирует оппонентов на злость не меньше, чем наши успехи… Поэтому, я стал прятать хорошие эмоции своего лица от окружающих. Теперь-то я понял, что мне чихать на мнение оппонентов, и что можно снова улыбаться им назло!

После мы с Машей отходим от Самвела. Маша берет себе ещё одну чашку кофе, а затем обращается ко мне.

 

– Николай, ну мне-то ты можешь сказать, почему грустный? В чём причина? – спрашивает меня Маша, а потом, чуть не со слезами спрашивает ещё, – Неужели тебе здесь не нравится?!

– Ну, что Вы! Мне здесь очень нравится, Мария Владимировна! – говорю я, а притом замыкаюсь, – Только…

 

Я замкнулся оттого, что вспомнил, как на экспозиции «взятие Рейхстага» не реалистично представлены некоторые моменты. Деревья были там «обгоревшими», обгоревшими были и цветы, говорилось, что это – метафора про ужасы войны… В жизни я видел обгоревшие деревья, и из-под обгоревшей коры выглядывали зелёные побеги… Дерево, в отличие от некоторых людей, до последнего борется за жизнь! Был на выставке и автомат, который лежал под своими же гильзами… Т.е. он сначала был брошен, а потом стрелял, засыпав себя гильзами? И потолки от огня окрашиваются равномерно, а не пятнами…

 

– Что, только?! – спрашивает Маша, которая облокотилась на стол. В этой позе Маша была похожа на обиженную кошку, которая готова выцарапать глаза.

– Только представьте себе человека, который, – говорю я, – вынужден был находиться долгое время в тёмной сырой землянке, постоянно жить с оглядкой, быть постоянно в окопе… Представьте, Мария Владимировна, а потом этот человек выходит на яркий солнечный свет! Как Вы думаете, что испытывает этот человек?

 

Маша меня внимательно выслушала, пожав плечами, ничего не ответила… Тогда я продолжил:

 

– Человек, который долго не видел солнечного света, когда вновь попадает на солнце, становится ослеплённым! Точно также и я…

 

Маша внимательно слушала, но мысль ей казалась, очевидно, очень сложной…

 

– Я ослеплён тут блеском всего… и я очень счастлив, что сюда попал… Только мне ещё очень сложно осознать радость того, что я здесь…, что я в среди лучших… – говорю я, взглядывая прожигающе на Машу.

– Почему сложно? – спрашивает Маша, которая не привыкла к длинным монологам.

– Потому что, находясь на военном положении, можно забыть то, как выглядит нормальная жизнь! А, побывав тут, понимаешь, что нормальная жизнь всё-таки где-то есть… – говорю я, пытаясь рассказать Маше о феномене вроде «стокгольмского синдрома».

– Николай, ­– говорит Маша сакраментальную фразу, улыбаясь, и показывая указательным пальчиком к себе на висок, – Нормальная жизнь у нас в головах!

 

Да, Маша была тут абсолютно права. Этот наш диалог состоялся после того, как мы посетили новую панораму «Взятие Берлина». Я бы сказал новую версию интерпретации истории. Люди, которые воевали очень хорошо, понимали то, как должна выглядеть нормальная жизнь после войны. Но опасность войны в том, что дети, которые вырастают в условиях войны, считают её обыденным явлением, не понимая, что жить можно иначе… А жить иначе можно! Хотя и на войне тоже бывали затишья, находилось время для чувств и философии… Ведь на войне не только напряжены мышцы, но и обостряются чувства! Вроде? Сегодня мы живём в мирное время, но о любви слышим реже, чем люди во время войны…

 

 

***

 

Вот ещё одна фраза из дневника озарений, случайно попавшего ко мне:

 

«Сейчас на каждом углу можно встретить фразу: «Человек сам кузнец своей судьбы!»… Однако, человек не может жить без общества. А общество развивается по своим строгим правилам. Следовательно, человек, который находится в обществе, обязан следовать тем же путём, что и общество! В обществе потребления нет свободы выбора, а есть лишь иллюзия этого. Имеется на рынке множество наименований товаров, но нет гарантии его качества. Нет возможности правильного выбора, ибо нет правильного представления о сути вещей. Ибо, «правильность» или «неправильность» – субъективны, т.к. сами критерии оценки чего-либо трансформируются, в зависимости от случая. Знания, которые определяют поступки человека, транслируются из социокультурного пространства. Этим пространством связаны все люди, общаясь между собой, читая книги и смотря телевизор… Еда, архитектура и одежда тоже определяют наше поведение… Человек раб обстоятельств, но человек может и изменять их… Только хочет ли?! А даже если и хочет, то не знает, как… Или человек связан рамками, установленными в обществе… Как говорят философы: «Нет большей тюрьмы, чем то, как подумают другие!» Человек не может рассчитывать на другой результат, если он не изменит саму систему, которая вокруг него… Как говорил Эйнштейн: «Глупо рассчитывать на положительный результат, если делать одно и тоже!» Но, и Эйнштейн не понимал того, что действовать можно не только инструментами, но сердцем!»

 

Однажды, когда я вновь посетил Ленэкспо, то я сказал Маше:

 

– Был сегодня в знакомом нам месте…

 

А Маша в ответ попросила меня прочитать книгу «Транссёрфинг реальности». Эту книгу я так и не прочитал, но пролистав в интернете, я увидел там тезис, что человек хозяин своей судьбы… Такой тезис может дать силы лишь на время… Пока судьба не вмешается сама, наверное…

Кстати, манера переносить глагол или вводное слово на конец предложения у меня перенялась от Маши. Теперь у меня можно встретить фразу: «Когда-нибудь мы встретимся, наверное…»; вместо «Мы, наверное, когда-нибудь встретимся!»

 

 

***

 

Если уж и существует закон подлости, то он проявляется в самый неподходящий момент, показывая всю человеческую глупость, а если судьба вступится, то всё будет на своих местах, даже если обстоятельства были против! И жизнь нас учит, чтобы мы с дьявольской дотошностью внимательно относились к мелочам, ибо судьба прячется именно в них.

Вернувшись домой в первом часу ночи, я ставлю на подзарядку севший смартфон, но забываю включить будильник… Засыпаю раньше, чем голова ложится на подушку. Ночью несколько раз просыпаюсь, но о телефоне не вспоминаю… Утром я просыпаюсь от яркого света, хотя и пасмурно на улице, но понимаю, что уже поздно… думаю, что куда-то надо ехать… Потом смотрю на часы, на которых время 7:30, а нужно было вставать в 6 утра… Я в ужасе начинаю поспешно одеваться. Думаю, что опоздал! Бегом в транспорт, бегом в метро…

Маша начинает волноваться, пишет СМС-ки, начинает звонить… Я говорю, что задерживаюсь на 10 минут из-за пробок… Потом на трамвае и автобусе еду от метро до «Прибалтийской» … Выхожу из автобуса, звонит Маша.

 

– Мы не можем Вас ждать, ни минуты! Мы уезжаем! – раздосадовано говорит Маша, а потом снижает нотки, – Поезжайте на следующем автобусе!

 

Автобус, на который я должен был сесть с Машей, отправлялся первым по внутреннему расписанию. Этот автобус прошел прямо перед моим носом. Я бегом запрыгнул во второй автобус, отправлявшийся через 15 минут. Милые девушки волонтёры проверили мои бейджи, а затем они меня пропустили на борт большого автобуса с наклейкой на борту «G 20» … Я участвовал на форуме «G 20», когда в Питер приехали Главы двадцати стран. Тогда я работал в пресс-центре и не увиделся с Президентом РФ. А Сергей Анатольевич тогда задал свой первый вопрос Владимиру Путину. Сегодня Сергей задаст свой второй вопрос, когда Ольга Викторовна объявит:

 

– Сергей Анатольевич…

 

Я мигом посмотрю на Машу, которая сделает серьёзный вид. Ибо, в какой-то степени, это была заслуга Маши, мы все оставили себе частичку её обаяния… Потом, когда автобус будет на обратном пути, у нас с Сергеем будет такой диалог:

 

– Представляешь, Николай, мне незнакомые люди пишут СМС-ки, говорят: «Молодец, Сергей!», – скажет Сергей, щурясь прочитывая СМС-ки на маленьком телефончике.

– Сергей Анатольевич, а тяжело ли задавать вопрос Президенту РФ? – спрошу я, видя то, как Сергей волновался. И в глубине души, я признавался себе в том, если бы мне дали микрофон, то я бы не только задал вопросы, но и сделал предложение Маше… прямо в прямом эфире… Как точно также поступил парень на открытии ВФМС в Сочи, который повёл себя не по правилам.

– Тяжело, Николай! – вздыхая скажет Сергей, и добавит, – Очень тяжело!

 

Это всё могло бы быть… А пока? Перед тем, как автобус тронулся в сторону Ленэкспо, я позвонил Маше и сказал, что я поеду на следующем автобусе. Девушка волонтёр заходит в автобус и спрашивает:

 

– Есть ли ещё места?

 

На что был с последнего сиденья шутливый ответ, который прозвучал от одного крупного парня, похожего на медведя:

 

– Если девушка, то мы её колени посадим к себе!

 

Весь автобус залился смехом, а затем автобус тронулся в путь. До Ленэкспо 15 минут езды. На въезде несколько человек из ФСО в чёрных костюмах. Водителю по рации говорят, чтобы он никого не выпускал в течении получаса.

Вдруг я вижу, что к автобусу подходит Маша с сотрудником ФСО, жестом она просит водителя открыть окошко, в этот момент лицо Маши становится предельно сосредоточенным, чувствуется, что все силы её напряжены, как струна. Маша говорит в окошко:

 

– Принцев здесь?

– Тут какого-то Принцева спрашивают, – говорит водитель автобуса, как бы сам себе, а кричит на весь автобус, – Принцев здесь?

– Здесь, – говорю я с улыбкой и так же громко, ведь я сидел на первом сидении.

– Принцев здесь. – осёкшись, что не надо было кричать, говорит водитель Маше.

– Откройте пожалуйста! – говорит Маша тихо, уверенно, но твёрдо.

 

Дверь автобуса открывается, я выхожу на улицу, говоря себе мысленно:

 

– Я влюблён в эту девушку!

 

Но, словно Маша почувствовала мои мысли, и посмотрела на меня с раздражением. Мы шли молча. Я было опять чуть не побежал, что заметила Маша:

 

– Не беги, а то будет как вчера…

 

Это прозвучало как-то с пренебрежением. Но, когда мы подходили к пятому павильону Ленэкспо, где была организована выставка «Взятие Берлина», то Маша снова обратилась ко мне строго:

 

– Ну что?

 

Я ответил лишь глазами, что готов услышать от Маши, что угодно…

 

– Потеряшки… тим-ти-тим-тиряшки!!! – сказала Маша очень по-доброму. Её слова прозвучали так, будто я был собакой, а она ласково потрепала меня руками за уши. Потом на День рождения Маша пришлёт мне открытку с улыбчивой собачкой, у которой были ушки к верху, и до ушей улыбка.

 

– Я очень сильно переживала за тебя! – сказала Маша уже совсем неофициально.

 

Эта фраза звучала также, как в фильме «Такси», когда девушка разрядила у полицейского пистолет, чтоб парень «не поранился», как сказала героиня.

Через пару месяцев после нашей встречи с Машей, мне приснился сон, где была Маша. Было какое-то сложное задание. У Маши в руках было оружие. Вдруг во сне мне Маша говорит:

 

– Заходи, я тебя прикрою…

 

И у Маши было в характере, что-то такое… боевое. Маша с неподдельным вниманием слушала каждое слово экскурсовода. И Маша будто примеряла на себя разные роли, то роль медсестры, спасавшей бойцов, то роль девушки снайпера, которая отстреливала фашистов… В детстве Маша мечтала стать врачом, чтоб помогать людям, но потом стала журналистом. Видимо? Подсознательно Маша почувствовала, что журналист, может помочь людям порой сильнее, чем врачи. Да, и на самом деле, работа у журналистов, чем-то отдалённо похожа на работу врачей или силовиков…

Через полтора часа по этой экспозиции пройдёт и Президент РФ, на Встрече с которым вопрос задаст Максим… Максим, о котором шла речь в начале нашего рассказа, сидел тогда недалеко от меня (справа почти на одном ряду), всего в нескольких креслах, но расстояние было достаточным, чтоб нельзя было дотянуться и похлопать по плечу… Максим скажет о том, что здесь собрались бойцы «информационного ополчения». На ранее Максима тоже оказывалось различное давление, как и на нас… Маша и эти слова не пропустит мимо… Вчера, когда я спросил разрешение у Маши, чтоб упомянуть её в статье, то Маша не соглашалась, говоря:

 

– Мы – бойцы невидимого фронта…

 

Конечно, информационная работа ещё потребует своих ополченцев и бойцов… «Народный Фронт» уже кое-какую работу сделал… Вечером, давая интервью одному из телеканалов, Ольга Викторовна скажет, что её команда выбрала лучших, чтобы дать ребятам Охранную Грамоту… Но? Получили они тогда не только Грамоту…

 

 

***

 

Я сидел и конспектировал интересные высказывания Андрея Кондрашова, который работает на ВГТРК «Россия». Был его творческий вечер, который завершился позже на два часа, чем было запланировано ранее по регламенту. Ведь обсуждался важный для страны фильм «Крым. Путь домой» … Шла встреча… и я вдруг почувствовал дуновение ветра, аромат волос Маши, а потом услышал её приятный голос… Но приближение Маши я почувствовал всем телом немного раньше, чем явно понял, что Маша вновь рядом… Если и есть у человека аура, то ауру Маши можно было чувствовать на расстоянии… Она приходила, как в песне «то ли девушка, а то ли виденье…» Сейчас Маша рассказывала о том, какие она разузнала правила, которые необходимо будет завтра выполнять на встрече с Президентом РФ, где Маша будет впервые, как и я.

 

– Руку поднимать можно, но только сидя… – говорила Маша, продолжая, – если захочется в туалет, то в зал обратно не пустят, поэтому в туалет необходимо сходить заранее! Это были те же правила, что говорила и блондинка на Пресс-конференции.

– А можно подойти к Президенту РФ и попросить о фото? – задаю я глупый вопрос.

– Может просто охрана неправильно понять… – говорила Маша серьёзно, а потом, положив руку мне на плечо, сказала мило улыбаясь, – Николай, это же, надеюсь, что не последний раз, когда ты побываешь на встрече с Президентом РФ!

 

Затем Маша рассказала всё это Сергею и другим, кто был в её группе, т.е. двум дамам из Выборга и одному парню журналисту…

И вот идёт встреча с Кондрашовым, Сергей Анатольевич прорывался со своим вопросом Кондрашову. И опять вопрос Сергея был предпоследним, а мой вопрос был опять последним:

 

– Не хотите ли Вы снять правдивый фильм о Блокаде?

 

Форум закончился, а журналистские эссе начинали осмысливать полученные впечатления… И тогда-то мы получили интереснейшее письмо от маститого журналиста, где Андрей Кондрашов выражал просто осязаемый интерес к Блокадной истории нашего любимого города…

А назавтра?  Да, будет завтра, когда, проезжая по Питеру на автобусе, расспросив меня об улицах Васильевского острова, взглянет Маша в окошко с некоторой грустью, и скажет:

 

– Хотела бы и я жить в Петербурге…

 

Нет, это будет завтра, а пока лишь вечер… И Маша не будет спать, готовя причёсочку, а также примеряя белую блузочку и лёгкий чёрный жакетик… Завтра Маша отошлёт из пресс-центра «докладную» о том, какие мы с Сергеем задавали вопросы, что нас волнует… а затем подкрадётся ко мне со спины и сядет рядышком на мягкий подлокотник диванчика, слегка помахивая и при этом слегка поднятой от земли ножкой, тихо и магически приятно скажет:

 

– Я прочитала Вашу новую статью… Вы меня стюардессой назвали… – скажет Маша, хихикнув, и искренне продолжит, – мне очень приятно!

 

Но, сегодня, когда я поцеловал руку Маши, то она не улыбнулась, как позавчера при нашем первом расставании… Правда, коллеги Маши – девушки/шэрпы переглянулись, взглянув на побледневшую Машу.

Потом я спустился на первый этаж, где я встретил коллегу, который мне сказал, что, Маша переживала, она звонила на телефон Валентины. Да, у меня сел телефон… И что коллеге пришлось изображать высокий голосок Валентины:

 

– Николай на лекции! Не переживайте!

 

Просмотров: 351 | Добавил: Лозовский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • газета: Поддержка Президентских реформ 

    (Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданное: управлением Федеральной
    службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

     по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПИ№ТУ78-01288 от 13 февраля 2013г.)

    Яндекс.Метрика